ВСПЫШКА СПРАВА

Cамое ценное в правой идеологии – не собственно идеология (как правило, стандартный набор массовых заблуждений), а тип личности, который она формирует. Это тип человека-воина. Такому человеку свойственно понимание жизни как войны. Развитое чувство товарищества, признание иерархии, верность долгу – характеристики этого типа.

Правая идея не равна национализму. «Моя единственная родина там, где пребывают честь и верность» (девиз Луи д’Эстонвилля времен Столетней войны). Правая идея существовала и тогда, когда национализма не было вовсе. Яса (свод законов) Чингис-хана или кодекс рыцарей Круглого стола, или сохранившиеся уставы интернациональных пиратских республик доказывают это. Дружба правой идеи с национализмом завязалась лишь в XIX веке, достигла своего пика истерической страсти в 30-е годы ХХ века и, думаю, закончилась в мае 1945-го. Конечно, инерция сохраняется и долго еще может сохраняться. Но доля людей-воинов среди националистов падает, зато становится все больше кухонных злопыхателей, карьеристов и откровенных даунов.

Национализм облагораживается, вспыхивает благородным светом, лишь когда Родина оказывается под сапогом оккупантов. Не под условном «сапогом» в виде приезжих таксистов или дворников, а под реальным армейским сапогом, когда твои родные улицы патрулируют чужие солдаты. Лозунг «Убей немца!» во время Отечественной войны – это нормально. А травля таксистов-иммигрантов – это убого.

Сегодня правая идея живет, где хочет. Свободно парит в политическом и географическом пространстве. Возможно, она посещает человека еще в младенчестве или даже до рождения – и рождается ребенок не такой, как все. Логика этих странных рождений нам неведома. Человек-воин может родиться и во дворце, и в трущобах, и в обычной семье среднего класса. И на любом континенте. Ген благородства не передается биологическим путем, скорее, мы имеем дело с Божественной лотереей. Еще раньше, чем с национализмом, правая идея расторгла союз с наследственной аристократией крови.

Правая идея была духовным стержнем политически ультралевой РСДРП(б). Еще Троцкий отметил, что большевики-ленинцы отличались от меньшевиков не идеологией, но бойцовским темпераментом. И раскол на большевиков и меньшевиков на 2-м съезде произошел не из-за программных нюансов, а из-за устава – Ленин требовал строить организацию на воинских принципах иерархии и ответственности. К нему пришли те, кому эти принципы были по душе.

Партия также вобрала в себя людей воинского склада. К нам пришли и остались те, кто хочет жить в мире твердых принципов, кто не хочет жить в мире морального хаоса, и кто готов сражаться с этим миром хаоса. Именно благодаря твердым принципам, на которых строилась Партия, мы можем позволить себе максимальную гибкость в тактике. Политически мы оказались свободнее самых либеральных либералов.

Мерами юридического насилия Партию уничтожить нельзя, эти меры отскакивают от духовной реальности, как мячик от стенки. Партия будет жить. А пока жива Партия, жива и Россия.

Первый (он же Вождь, Учитель) поднимает знамя высоко над головой и держит его под градом пуль. К нему добровольно присоединяются вторые, третьи… Так рождается Нация, а не путем демократического голосования или тоталитарного принуждения.

Что делать пассионарию, родившемуся на помойке? Признать, что мир отлично устроен и ему просто не повезло? Нет, он должен взбунтоваться! Может или должен? Должен!

У Ленина была ультралевая идеология и ультраправая психология.

Ксенофобия – это ненависть не какому-то народу или расе, это ненависть к разуму.

«Низший нуждается в высшем, а не наоборот» (Юлиус Эвола).

Только те, кто ведут непримиримую войну с государством, способны создать Новое Государство. А так называемые «государственники» – ущербные типы.

«Нация против тирана!» звучит куда лучше, чем «гражданское общество против авторитарного режима».

Я сочувствую угнетенным не как правозащитник. Угнетенные – источник энергии, преобразующей мир.

Человеку правых убеждений всегда стоит задать себе вопрос: что я защищаю? Принципы или привилегии? Расизм – это защита привилегий.

Есть коллективизм и коллективизм. Плохо, когда люди не умеют держать дистанцию, трутся друг об друга, подзаряжаясь дурными энергиями, сплетничают, наговаривают… Еще со школы я возненавидел эти потные подмышки коллектива. В России нужно удлинить дистанции между людьми. Лучший способ – разрешить свободное ношение оружия.

Только предательство разрушает Партию. Все остальное идет ей на пользу.

Абель, 2007 г.

Похожие записи:

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.