ВИЗУАЛЬНОСТЬ И ДЕЙСТВИЕ

Время критики прошло. Надо понимать, что каждая эпоха имеет собственный путь к господству. Критика, возникшая как великое сомнение в собственном мышлении, постепенно стала эффективным инструментом политической борьбы. Убедить противника в том, что его позиция неадекватна, убедить его, что он плохо различает действительность, плохо разбирается в сути вопроса, недостаточно компетентен – вот главный путь к господству, который все мы хорошо усвоили. Постепенно политическое искусство перешло в стадию политической науки, реальная политическая борьба, с кровавыми или бескровными убийствами, интригами и страстями из каменных средневековых крепостей перешла в стадию словесных парламентских баталий, изощрённых споров и дискуссий. С каждой последующей эпохой критический аппарат удваивался: полагалось критиковать уже не позитивную программу, а критику предшественника – «Критическая критика критики» и так до бесконечности.

Мы второй десяток лет наблюдаем как «политический театр» пожирает сам себя. Театр потрёпанных говорящих кукол – таково печальное завершение, закат, если угодно, критической эпохи. Актёров тошнит от зазубренных ролей, а зрителей тошнит от актёров. Аполитичность, традиционное прибежище всех утомлённых плохой игрой механической куклы квазиполитики, тоже включена в один из тошнотворных сценариев. Пути к бегству отрезаны. Пора у этой куклы вынуть заводной ключик. Господствовать будет тот, кто сам объявит о своём господстве. «Мы здесь власть», – этот лозунг безуспешно пытаются реализовать все политические силы последние 15 лет. Удаётся только Путину.

Господствовать будет тот, кто захватит и организует все дискуссии.

Разве вы не видите, что так действует Кремль? Акции за Путина и против Путина должны возглавлять нацболы. За честные выборы и против честных выборов. За аборты и против абортов. За Диму Яковлева и против Димы Яковлева. За свободу и против свободы. Мы должны уничтожить это псевдополитическое Шапито, чтобы на его месте провозгласить Другое Начало. Одно мы знаем твёрдо: господствует тот, кто действует, а не спорит.

Сегодня всё наше сознание настроено на особую визуальность. Гламур уже случился, прокатился по миру как монгольская орда, закатал всех в глянец. Отрицать это глупо.   Мясники из ИГИЛ нанимают для своих расправ художников и постановщиков европейских модных показов. Машина интертеймента каждому обеспечивает усладу для глаза. Даже такие традиционно табуированные темы как Война и Смерть, широко представлены в нынешней визуальности. Воины тоже отправляют селфи в инстаграм. Странно, да и незачем, утверждать, что сегодняшний окоп равен окопу Первой мировой. Он другой. Ленты соцсетей наполнены вперемешку котиками и ошмётками разорванных тел. «Демократия смерти» – это когда артиллерийский снаряд не разбирает между гражданским и военным населением. Выбрав участие в политической жизни государства, мы выбираем и участие в его смерти. Такая вот весёлая наука управлять и умирать.

Нам же важно понять, где сегодня обитает стихия Тотальной Мобилизации, где мы сможем отловить её и вцепиться этой бестии в гриву?

Где сегодня пребывает тотальность: на море, на суше, в воздухе? Может в нашем смартфоне, в который мы ныряем каждое утро? Падаем, пленённые красивыми картинками, в объятия гипноза и галлюциноза.

Спорить можно до изнеможения, враг знает это хорошо и пользуется этим. Бесспорна только Красота. С Красотой никто не спорит, просто молча отдаёт ей свой лайк и свою душу.

Д.Д.

Похожие записи:

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.