СТРАШНАЯ ВОЛЯ БОГОВ (2015)

Режиссер Такаси Миике

Можно говорить об этом фильме только в контексте других похожих лент последнего времени. Исключая несущественные вариации, общая канва этой «серии» фильмов такова: подростки убивают друг друга, принужденные к этому необычными жизненными обстоятельствами.

В «Страшной воле богов» легко обнаруживаются параллели с первоисточником 15-летней давности, зачинателем «серии» — «Королевской битвой». Вплоть до совпадения использующихся технических приемов, типажей ключевых персонажей и сюжетных поворотов (достаточно банальных) в их взаимоотношениях. Нельзя назвать это бесстыжим плагиатом, скорее очень жирной отсылкой к исходному фильму. Такая откровенность импонирует гораздо больше, чем претензии на оригинальность, проскальзывающие в «Голодных играх».

Упоминая другие глупенькие голливудские франшизы, например «девочкового» «Дивергента», стоит отметить, что «Страшная воля богов» оставляет гораздо более приятное впечатление, особенно первая часть фильма. В этом заслуга образов чудовищно обаятельных и оригинальных злодеев: традиционных японских кукол, среди которых неожиданно затесались наши отечественные матрешки. Можно сказать, что эти куклы «играют» на порядок лучше актеров-людей.

Эксцентричное поведение кукол в сочетании с жестокими экзекуциями вносит свою лепту — цинизм и не совсем здоровая ирония.

Фильм является экранизацией одноименной манги, точнее ее части. Незавершенность некоторых сюжетных линий прямодает понять зрителю — возможно продолжение экранизации — но, честно говоря, это ни к чему. Все, что нужно, уже было сказано, а вот что именно — давайте посмотрим.

Если копнуть несколько глубже в саму суть «серии», то можно найти ее литературное начало — роман Уильяма Голдинга «Повелитель мух». В книге дети, оставшись на необитаемом острове наедине с собой и агрессивной внешней средой без опеки взрослых, очень быстро начинают убивать друг друга. Благо, что ограниченность ресурсов и пространства послужили катализаторами конфликтов.

Не вызывает сомнений трактовка романа — порочность, как врожденное свойство человеческой природы. То, что обычно объясняется через концепцию первородного греха.

Еще с «Королевской битвы» главные герои подобных фильмов — подростки, которые находятся в промежуточном состоянии между взрослыми и детьми. Помимо возможности поиграть на подростковой сексуальности, это смещение возраста героев подчеркивает идею о раннем взрослении, о необходимости принимать тяжелые решения, к которым подростки психологически не готовы.

В более поздних фильмах «серии» идея кровавой борьбы детей друг с другом за право на жизнь уходит вместе с идеей первородного греха. В «Страшной воле богов» она вообще исчезает, уступая место коллективной борьбе с жестоким внешним миром. Единственное испытание в фильме, явно противопоставляющее героев друг другу, на поверку оказывается фарсом.

В «Игре Эндера» эта линия доводится до своего логического завершения: взрослые полностью перекладывают на детей ответственность за судьбы мира. Это отражает изменение актуальной проблематики с момента написания «Повелителя мух». От преодоления идеализации человека к преодолению навязываемой обществом инфантильности.

Петр Огузок

Похожие записи: