САША, ВЫНЕСИ МУСОР И НЕ ВОЗВРАЩАЙСЯ НИКОГДА

Не успел еще забыться скандал с выставкой фотографий укронацистов полка «Азов» в Сахаровском центре, как из центра им. Мейерхольда повеяло мусором, однако в этот раз с театральных подмостков.

Хочу отметить, что в употреблении слова «мусор» нет ничего обидного, поскольку речь идёт о постановке «Саша, вынеси мусор» по одноимённой пьесе украинского автора Натальи Ворожбит.

Вкратце сюжет пьесы таков: жена и беременная дочь скорбят по скоропостижно скончавшемуся в ванне от сердечной недостаточности отцу и мужу Саше. Саша — офицер украинской армии. Действие разворачивается в недалёком прошлом во время продолжающейся по сей день гражданской войны на Донбассе.

Для тех, кто по каким-то причинам не в курсе, поясню: гражданская война — это когда граждане одной страны убивают граждан своей же страны по идеологическим, национальным или классовым мотивам.

Объявленная шестая волна мобилизации внезапно воскрешает Сашу. Патриот Саша рвётся на фронт защищать «незалежность», рвётся, чтобы, подчёркиваю, убивать граждан собственной страны, ну и ненавистных москалей заодно.

Ведь он, как рассказывается зрителям в сцене воспоминаний, пьяный дрался с ними при жизни в Евпатории, и теперь русне жопу надерёт, для Саши это очевидно. Жена и беременная дочь предусмотрительно не пускают Сашу, но не пускают не для того, чтобы он не ехал убивать сограждан, а потому что не хотят его ещё раз хоронить.

Собственно, спектакль состоит из диалогов на грани истерики на тему «Саша хочет, Сашу не пускают».

Справедливости ради, хочу заметить, что название творческого продукта точно соответствует его содержанию. Только «вынес мусор» не абстрактный Саша, а вполне себе конкретный режиссёр Владимир Рыжаков. Вынести мусор на сцену — это совсем не в диковинку. Сцена — она терпеливая, терпела она и не такое.

Поражает другое — наглость. Наглость показа мусора в центре Москвы; наглость молчаливого согласия публики, которая оплачивает «мусор», занося деньги в кассу за билеты; наглость тех, кто смеет орать про тоталитаризм в России, запрещающий «вынос мусора» на зрителя. Никто этого не запрещает, к сожалению.

И прокат фильма с Зеленским, призывавшим убивать «всяких мразей», всё-таки состоялся, хоть и с треском провалился. А главное, обескураживает наглость предложения сопереживать персонажу — нацисту, воодушевившемуся романтическими идеями «героев УПА», в то время, как в 900 километрах от Москвы убивали и продолжают убивать людей только за то, что они считают себя русскими и говорят на русском языке; за то, что они не хотят почитать героем Бандеру и кричать нацистские речёвки.

Константин Сёмин в одном из своих фильмов вывел замечательную мысль: на Донбассе не русские воюют против «укропов» или наоборот — на Донбассе русские убивают русских, потому что война там идеологическая, война идей. Битва за идеи — битва за умы, за мировоззрения в головах. Людям соседней страны уже вложили «мусор» в головы. Теперь, видимо, пришла и наша очередь.

Возможно, кто-то приведёт довод в защиту «мусора», что, мол, нужна объективность, нужно показать вторую точку зрения. Но сослаться на объективность — фактически означает проявить солидарность с происходящим и оправдать преступления «азовцев».

Чем видеть вторую точку зрения, я бы лучше предпочёл этого зрения лишиться вовсе. У меня всё.

Тимофей Ермаков

Похожие записи: