РУССКИЙ АПОЛЛОН ЮРИЙ ГАГАРИН И ИИСУС ХРИСТОС

Сегодняшний день несёт символизм тяжёлого выбора: День космонавтики или Пасха? Действительно я считаю, что нельзя, если вы уж совсем не беспринципный человек, праздновать и день первого прорыва человека в космос и день воскрешения из мёртвых одного из ближневосточных проповедников. И речь идёт не о том, верующий ли ты или нет. Речь не идёт о банальном противопоставлении научного атеизма и религии.

Речь идёт о выборе Пути. Для отдельного человека и для страны.

Пытаться «примирить» или «объединить» эти два Пути – значит слукавить, значит по-либеральному найти выход из положения, будучи «и вашим, и нашим», значит уклониться от прямого ответа. Это было бы слишком просто, поверхностно и – пусто. Потому что оба Пути предполагают тотальность, они стремятся захватить человека (и народ, и страну, и государство) полностью. Но их тотальность имеет разную природу и носит различный характер.

Религия — не религия, если ты нужен ей только наполовину. Тем более, если твоя религия — единобожие авраамического толка. Религия, иудеохристианство в частности, стремится подчинить всего человека, задать ему распорядок жизни. Для иудеохристианского Бога мы – дети, в лучшем случае, в худшем – рабы. Тотальность религии носит характер принуждения, подчинения уже существующим и привнесённым извне законам (библейский Бог периодически посещает землю и приносит заветы). Подчинение этой тотальности преподносится как добродетель, неподчинение – как «грех». И, как это ни парадоксально, современный «бездуховный» мир родился именно из этой «духовности» (правда, ему пришлось проделать долгий путь). И общественная мораль, и «среднеклассовые» (чтобы не говорить «буржуазные») ценности, и – самое главное — старое государство, государство принуждения, подчинения и эксплуатации – родились из нагромождения этих «заветов». И вот один из интересующих нас вопросов: возможно ли восстание против этого государства, не восставая против его корней? Ответ вы знаете.

Тотальность второго Пути – иной природы. Можно было бы, в противовес единобожию иудеохристианства и следуя за мыслью Эволы и Алена де Бенуа назвать его «язычеством». Но лучше этого не делать, дабы избежать, во-первых, отождествления с своеборазной субкультурой «неоязычников», носящей по большому счёту поверхностный, примитивный и девиантный характер. А во-вторых, сам термин, при всей его спорности, несёт на себе отпечаток всё той же религиозности. А речь ведь не идёт о превосходстве одних «скрижалей завета» над другими. И уж точно речь не идёт о том, верить в одного бога или в их семейство. Речь идёт об ином мировоззрении. И даже больше – об ином мировосприятии. Мир нужно не только видеть, мир нужно слышать, обонять, осязать, ощущать «всеми фибрами души». Мир надо чувствовать, за мир надо ухватиться и жить в нём всей полнотой жизни. В прекрасном и яростном мире…

А чтобы жить в этом, а не в потустороннем, мире нужно бороться. Нужно действовать, идти вперёд, преодолевать препятствия, от цели к цели, каждое мгновение ощущая мир и своё место в нём. Нужно в конце концов быть свободным и быть хозяином самому себе. Нужно именно быть. Быть Субъектом, а не Объектом. Именно об этом буквально вопил одинокий Ницше, который должен был родиться в России, а не в Германии. Немцы всё равно так ничего и не поняли…

Это тотальность ницшеанского Сверхчеловека, как обязательное условие для развития Человека, для преодоления им самого себя. Сам Ницше обозначал эту тотальность как волю к власти — не банальное стремление господствовать над кем-либо (политиков Ницше презирал), а жизненную силу, находящуюся внутри каждого из нас и заставляющую человека расти над собой.

В единобожии Субъект один – это Бог, и на всё – «воля божья». В «язычестве» эллинов боги, титаны и люди действуют самостоятельно, сами по  себе, независимо друг от друга. Прометей и Геракл перечат воле богов-олимпийцев, несут за это тяготы и невзгоды, но побеждают. В «язычестве» викингов люди соперничают с богами, и это не считается «грехом»! Скорее наоборот, это признается за добродетель. За честь, за достоинство и призвание.

***

Лучший образ Христа – это Христос Пантакратор, Христос Вседержитель Феофана Грека (и Грек всё же точнее русского Рублёва передаёт настроение библейских персонажей) – это суровый судья, и в руке у него свод законов, и рука занесена в жесте предупреждения. И воскреснет он для чего? Для того, чтобы судить. И ждут верующие воскрешения ради чего? Ради избавления от мирских тягот, от земной каторги. И ждут этого воскрешения как пересмотра приговора, и желают его приближения и ободряют друг друга: «Воскресе! – Воскресе!», «Скоро? – Скоро!»

У Дня космонавтики тоже есть икона – Юрий Алексеевич Гагарин. Солнечный архетип русского советского человека. Идеал, пример, кумир. Герой, культ которого занимает совершенно особенное место в советском пантеоне.

СССР, несмотря на декларируемую приверженность атеизму, был настоящей страной победившего языческого империализма (точно также как, несмотря на декларируемый интернациональный коммунизм, он был национал-большевистским государством). Мавзолей, Вечный Огонь, обелиски-мечи, гигантские статуи Героев, барельефы с изображением их подвигов – тому наглядное подтверждение. Ленин с хитрым прищуром, подобный одноглазому Одину, который распял сам себя на древе мира и подарил людям мудрость рун. Самоотверженный Дзержинский, подобный Тюру-воителю, вложившему руку в пасть волка, дабы остальные боги могли обуздать его. Родина-Мать, зовущая «Сражайся или умри!», и Танк Т-34 на Поклонной горе. И наш Аполлон, наш символ расцвета, красоты и совершенства мира, который принадлежит нам – Юрий Гагарин с его вечной улыбкой и лучистыми глазами.  И вот империя Солнца разрушена, а мы до сих пор встречаем среди руин отголоски былого величия…

Тем более противно, когда мерзавцы, что от власти, что из «оппозиции» пытаются наложить руку на наследие, которое им не принадлежит. Более того, разграбления которого они желали. Одинаково пошло смотрятся и попытки официозного агитпропа сделать Гагарина (Сталина, Чапаева и т.д.) «секретными» православными, и претензии на Гагарина (и вообще на советский космический проект) со стороны убогого национал-демократического «Спутника и Погрома». Душка-коллаборационист Просвирнин и иже с ним лицемерно прячут своё антинародное лицо за всенародно любимой иконой. Либерально хотят своровать нашего Аполлона, но не хотят принять мудрость нашего Одина. Более того, ненавидят и очерняют всё, что нам дорого. Почему образ Гагарина так близок и дорог нашему народу? Потому что герой Гагарин – человек из народа, потому что он простой русский рабоче-крестьянский парень, которому народная, русская, советская, власть дала крылья – в прямом и переносном смысле. И благодаря ей он полетел. Вместе с ним в едином порыве полетели все остальные. И Гагарин – символ этого единого порыва, символ того, что мы способны преодолевать препятствия, достигать новых высот и двигаться дальше. В прекрасном и яростном мире.

Коммунизм Маркса несёт в себе библейский миф о «страшном суде» и последующем построении «вечного рая», после чего человеческая история заканчивается. Русский коммунизм, рождённый из русского космизма, мессианства и социализма «осаждённой крепости», предполагает постоянную экспансию, вечное движение и борьбу. От обороны к наступлению на старый мир. Завоевание – сначала мира, потом Вселенной, после пространства — Времени. Это торжество ницшеанского мифа о Вечном Возвращении и фёдоровской «философии общего дела».

За Гагариным не было никакой мифической «русской партии». Но за ним были ум, воля и красота русского народа, были его тысячелетние чаяния и мечты. За Гагариным были русский космизм и русский же коммунизм. Были Фёдоров, Циолковский, Вернадский, Чижевский. Были Платонов и Хлебников. Были и Ленин, Сталин и партия большевиков. Был и Королёв, был и Берия. За Гагариным и мы.

Злой Татарин

Похожие записи:

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.