ПРАВО НА ВЛАСТЬ

Минувшей осенью исполнилось двадцать лет движению нацболов. Парадокс, но именно эту круглую дату в партии практически не отмечали. Не до юбилеев — война. Лучшие люди партии, добровольцы, сражаются на Донбассе. Остальные пашут в тылу. Русская политическая нация, столь долго подавляемая, прижимаемая к земле сапогом власти, подняла голову и с оружием в руках заявила о своем праве на существование. Нацболы впереди, вместе с народом.

Важно понимать, что партия родилась в атмосфере фактической оккупации страны либералами. Охмурив в 1993 году партократа Ельцина, сделав его своим тараном, либералы после расстрела парламента расселись во всех государственных учреждениях, захватив, по сути, власть в стране. Недаром оба первых отказа в регистрации мы получили от министра юстиции Крашенинникова, члена Союза Правых Сил. Программные положения партии о необходимости жесткого отстаивания Россией своих национальных интересов, вызывали у них отторжение.

Степень проникновения либералов во власть, степень их влияния, оказалась огромной. Даже после того, как Ельцина на посту президента сменил кадровый чекист Владимир Путин, курс государства долгие годы оставался прежним. Тому свидетельством реакция государства на выступления нацболов в защиту интересов русских в бывших советских республиках. Все три попытки: в Севастополе, в Риге и в Казахстане встретили активное противодействие со стороны российских спецслужб. Интересы русской нации противоречили тогда интересам российской власти.

Лишь со временем, укрепившись, группа Путина, стала оглядываться по сторонам и осознавать, что вековечные интересы русского народа – лучшая опора для любой власти в России. Эпизодом этого осознания стали действия российской армии в Южной Осетии в 2008 году, а апофеозом, через несколько лет, возвращение в Россию Крыма. Таким образом, власть постепенно, медленно, но верно дрейфовала в сторону программных положений, сформулированных нацболами еще в 1994 году. Именно этот дрейф вызвал столь истерическую реакцию либералов.

К этому же процессу относится и создание Евро-Азиатского экономического союза. Пока экономического. Это, безусловно, прообраз союза народов, о котором всегда грезили нацболы. Не СССР, нет, при всем пиетете и уважении к нему, скопировать прошлое невозможно, но нового союза народов, связанных общей исторической судьбой. Пока нельзя сказать, что судьба ЕАЭС складывается удачно, но, может, этому процессу не хватает нашей энергии? «Мы ворвемся в предместья Пенджаба…», писал когда-то товарищ Абель. Надо ворваться.

Таким образом, можно констатировать, что через двадцать лет пути, в 2014 году, понимание национальных интересов России у патриотической оппозиции в лице нацболов и у власти в целом совпало. Россия — самостоятельная цивилизация, со своими вековечными интересами, которые превыше всего, а вовсе не вассал Запада, как того желают либералы. Все остальные вопросы решаются в рабочем порядке. Даже если антинациональная сущность российских олигархов и прямой ущерб, который их существование наносит развитию страны, пока не очевидны Кремлю — это всего лишь вопрос времени. Рано или поздно поймут, и будет по-нашему.

Гораздо важнее, что в стране, наконец-то, отделены зерна от плевел. Зерна патриотизма от плевел потенциального предательства. Патриоты оказались как в Кремле, так и в оппозиции. Нацболы в оппозиции, пожалуй, первые. Ведь многие левые и националисты проявили себя антинационально — перешли в стан «украинствующих». Логично, что дальше страна будет двигаться вперед их, патриотов, усилиями, а уж как конкретно они будут друг с другом взаимодействовать, покажет время.

Кстати,  употреблять слово «оппозиция» по отношению к нацболам становится все сложнее. Ведь мы прямо и конкретно влияем сейчас на судьбу своей страны. Ведем себя, как власть имеющие: присоединяем Крым, Донбасс, Казахстан. Тот факт, что администрированием этого процесса занимаются клерки из АП, сути дела не меняет. Важны инициаторы, двигатели Истории, а клерков, при необходимости, можно заменить на других.

Вспомним, кстати, определение русского из нашей первой программы. «Русский определяется не по крови и не по вероисповеданию. Тот, кто считает русский язык и русскую культуру своими, историю России — своей историей, кто пролил и готов пролить свою и чужую кровь во имя России и только ради нее, и никакой другой Родины и Нации не мыслит, есть русский». Своей крови нацболы за двадцать лет пролили, ой, как немало, а, вот, чужой шанса пролить не было. Теперь, после событий на Донбассе, появилась завершенность. Право на власть завоевано раз и навсегда.

 С.А.

Архив 16 номера газеты.

 

Похожие записи:

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.