ПОТРЯСАНИЕ МАРКСОМ

Как-то к нам в город приезжали немецкие марксисты. После разговоров об их борьбе с мировым империализмом на стороне курдов, речь зашла о патриотизме. «Что вы, что вы», — отшатнулись они как от огня, — «мы у себя в Германии изживаем патриотизм». Меня потрясла эта реакция — настолько рефлекторной, зашитой аж где-то в подсознании она была. О том, что они воюют на стороне курдских националистов, им даже в голову не могло прийти.

Другие марксисты любят попрекать в спорах, что национал-большевизм — это эклектика, отсутствие внутреннего единства. Их можно понять: идея о том, что рабочее движение по своей сути интернационально, появилась не из простой прихоти Маркса. По всем расчетам выходило: национализм, патриотизм были внедрены в сознание людей правящей верхушкой. Изобретение, выполнявшее примерно те же функции, что и религия — обеспечивать покорность масс.

Глядя на эти выкладки сейчас, хочется воскликнуть: да какого хрена? Есть марксистская теория, так давайте применим к ней научный метод: проверим ее практикой. Весь XX век практиковались во всех частях земного шара, и что же? Сменились десятки режимов различных оттенков красного. Из них не оказалось ни одного, который смог бы перевоспитать нацию в коллектив трудящихся-космополитов. Поразительно, если считать национальную идентичность поверхностной выдумкой эксплуататоров.

Я постоянно замечаю, как интернационализм становится оружием мирового капитала. Адепты свободного рынка все чаще оказываются «гражданами мира». «Весь мир интегрируется, границы стираются, одна только Рашка закрылась железным занавесом», — говорят они.

А кто-то заговаривается и дальше. Некоторые проповедники научпопа, смело отбросив лишние усложнения, выводят патриотизм прямым потомком стадного инстинкта приматов.
И действительно, если теперь машины проектируют на Западе, комплектующие производят в Азии, а собирают их в Восточной Европе, то границы капиталу только мешают. Вместе с границами мешает и суверенитет, который свое существование всегда оправдывает защитой национальной идентичности.

Осмыслить эти процессы во всей их полноте под силу только невиданному книжному червю, который сможет заново, с самых основ описать законы мирового порядка в его последней актуальной версии. XX век был в одинаковой мере веком национализма и веком коммунизма, и этого нельзя было угадать из времен написания «Манифеста коммунистической партии».

Нам не нужно ни развенчание Маркса, ни творческое развитие его идей в духе времени, ни споров о марксизме. Нам нужно пойти глубже и пересмотреть сам язык описания политики и экономики, доставшийся нам в наследство от традиционных левых. Единство борьбы за национальную и социальную справедливость в новом языке должно быть встроено естественным образом, должно прямо вытекать из его внутренней логики.

А рабочий интернационал, ну это старая выдумка, привнесенная извне кучкой интеллектуалов.

И бычью голову я снял с могучих мяс и кости
И у стены поставил.
Как воин истины я ею потрясал над миром:
Смотрите, вот она!
Вот то курчавое чело, которому пылали раньше толпы!
И с ужасом
Я понял, что я никем не видим,
Что нужно сеять очи,
Что должен сеятель очей идти!

/Велимир Хлебников/

Андрей Милюк

Похожие записи:

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.