ПОТОМКИ ТАМЕРЛАНА

Ислам Каримов died. Умер. Событие это стало одной из основных мировых новостей последнего месяца. Почему? Ключевое, пожалуй, самое мощное государство Центральной Азии осталось без лидера, а его многомиллионный народ без пастыря.

Четверть века этот бывший советский инженер, а впоследствии коммунистический босс, держал в повиновении подвластную ему территорию. И удержал. Разгромил исламистов, избежал гражданской войны, наладил в светском государстве мирную жизнь. Большая часть этого времени пришлась на период независимости Узбекистана.

В том, что республика вышла из состава СССР, вины Каримова нет. Он не был сепаратистом. Напротив, до последнего был лоялен русской цивилизации в ее советской форме — пытался сохранить Союз. На референдуме в марте 1991 года за это проголосовало 94 процента жителей республики. В том числе русских, которых на тот момент проживало здесь аж 1,6 млн человек. Лишь после того, как ельцинская Россия сама отказалась от «бремени белого человека», бросила в Азии своих соотечественников, Каримову пришлось заменить Ленина на Тамерлана. Великий завоеватель древности стал национальным героем Узбекистана.

И видит Бог (или Аллах), Каримов не злоупотребил полученной властью. Да, в 1990-е годы он был жесток. Однако жесткость эта была направлена в первую очередь против радикальной политической оппозиции — Партии исламского возрождения Узбекистана, предшественницы современной ИГИЛ. Возьми тогда эта сила верх, сейчас более чем 30-миллионное население страны превратили бы в «воинов джихада». Не лучшее для России соседство.

Еще одна цель репрессий Каримова — бандиты на улицах. Не сдерживаемый более Москвой, он дал полиции право стрелять в подозрительных лиц на поражение. Подозрительным не повезло, зато теперь можно пересекать ночной Самарканд, ничего не опасаясь.

Откуда я знаю? Сам делал это и не раз. Мне довелось побывать в Узбекистане буквально за пару недель до смерти Каримова. Проехал полстраны, общался с людьми. И с местными, и с русскими.

Последних, конечно, стало значительно меньше — все, кто мог уехать — уехал. Однако случилось это не столько из-за давления властей, сколько из-за понятного стремления наших соотечественников жить на Родине. Впрочем, полмиллиона русских по-прежнему живут в Узбекистане. После ухода политического патриарха их судьба должна волновать Россию, ведь бытовой национализм никто не отменял. Рожденное в постсоветское время поколение узбеков уже не так лояльно к представителям бывшей метрополии, и это однажды может проявиться, как проявилось на Украине.

Сейчас самое время сильнее привязать Узбекистан к России, воспользовавшись неизбежной сменой власти в республике.

Это, кажется, понимают в Кремле. Недаром российский президент прямо с саммита G-20 в Китае помчался в Самарканд, возложил цветы на могилу бывшего коллеги. Кроме того, он встретился с нынешним премьером республики Шавкатом Мирзяевым, который, скорее всего, и станет преемником Каримова. Говорят, он настроен как раз пророссийски, в отличие от вице-перемьера Рустама Азимова, который косил глазом на Вашингтон. Почему «косил»? В период междувластия сообщалось об аресте Азимова. Кажется, в невидимой схватке под ковром победили «наши».

Ну, а раз так, было бы разумно закрепить успех и восстановить в Узбекистане российское влияние на постоянной основе. При этом не стоит повторять ошибки прошлых лет и не вкладываться бездумно в политически неконтролируемые Москвой территории. Основой для сотрудничества могли бы стать отдельные, экономически выгодные для России проекты. Например, восстановление работы Ташкентского авиазавода им. Чкалова, на котором когда-то работал конструктором Каримов. Он мог бы стать частью российской авиакорпорации. Такая попытка уже предпринималась в 2011 году, однако тогда против выступил глава АП Сергей Иванов. Теперь, когда его убрали из политического руководства страны, все может измениться.

Также полезным могло бы стать сотрудничество в сфере ядерной энергетики. Прославленный ВИА «Ялла» поселок Учкудук, расположенный в самом центре пустыни Кызылкум, был построен советской властью ради добычи урана в здешних рудниках. Узбекистану уран не нужен, здесь нет АЭС, а вот средства от его продажи наверняка пригодились бы. Росатом мог бы заняться его добычей на условиях раздела продукции. Общая выгода надежно связала бы Москву и Ташкент.

Не менее интересным могло быть сотрудничество в сельскохозяйственной сфере. Обилие солнца, прекрасный теплый климат Узбекистана позволяет выращивать столь нужные российским детям недорогие фрукты. Единственную проблему — дефицит воды, помогли бы решить наши инженеры-мелиораторы.

Так, собственно, и делали во времена СССР.

Создание производств, новых рабочих мест не только привязало бы Узбекистан к России экономически (а значит и политически), но и отчасти решило бы столь болезненную для многих проблему трудовой миграции.

Равшаны и Джамшуты вместо того, чтобы ехать работать в Россию, где они порой теряют моральный облик, трудились бы дома, на Родине, в привычной для себя среде, а мы, русские, ездили бы к ним в гости на плов. И всем было бы хорошо. Ну, а в тяжелые времена, когда враг (талибы, ИГИЛ?) будет стоять у ворот, они, защищая свой дом, защитят и южные рубежи России. При поддержке Москвы, конечно.

Потомки Тамерлана послужат интересам Российской империи.

Сергей Аксенов

Похожие записи:

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.