ПОРТРЕТ ПОЛИТЗЕКА-СЕРГЕЙ ПАНАРИН (АРХИТЕКТОР)

В 2006 году в алтайском краевом отделении партии, которая тогда носила ныне запрещенное название, наблюдался явный приток кадров. И это было объяснимо. В Барнауле, пожалуй, не было обширной территории, где не красовались бы листовки нацболов или граффити. Именно в тот год в партию и пришел Сергей Панарин, с ходу получивший от Дмитрия Колесникова (ныне известный полевой командир Донбасса «Колесо») прозвище «Архитектор». Увидел граффити, прочел висевшую рядом листовку, поискал информацию в интернете и пришел.

Сергей действительно трудился архитектором в одной из городских частных контор. Закончил Алтайский Институт архитектуры и дизайна, на своем курсе был одним из лучших студентов. Уже тогда его сознание активно не принимало блеклые и неказистые с художественной точки зрения современные здания-поделки — Сергей увлекался советской и немецкой архитектурой 20-30-х годов. Его привлекал тот величественный и словно желавший возвысить свои народы, приподнять их над серой обыденностью, архитектурный стиль.

Многие его сокурсники спешно осваивали вершки — и старались начать работать над возведением «коробок» — торговых ли центров, жилых ли домов — все едино… Сергей же считал, что архитектура определяет стиль общества, его устремления. И видел, что чем глубже зарывается общество в обывательскую гниль, тем больше безликости становится в сакральном для него деле возведения здания.

Поначалу он обрел немало приятелей в барнаульской правой тусовке. Но когда после прочтения листовки любопытства ради пришел на собрание нацболов, понял, что это его партия. Творческое воображение Сергея органично вплелось в креативный стиль работы отделения в середине нулевых. При этом его таланты были использованы в партийных интересах — Сергей постоянно занимался версткой и макетированием листовок и бюллетеней. В этом деле он сильно преуспел. Листовки барнаульских нацболов всегда отличались бодрящей яростью и живой энергией.

Его дипломный проект в институте в 2007 году назывался «Неоклассицизм как имперские амбиции государства». Название, а также постоянное обращение к опыту 20-30-х годов Советской России и 30-х годов Германии, шокировали приемную комиссию. Такой своего рода «архитектурный экстремизм». Многие дипломники предпочитают проектировать торговые и офисные центры, это необременительно и, что называется, в духе времени. Однако проект здания краевой администрации, выполненный в духе имперского неоклассицизма, разработанный Панариным, вместе с макетом был представлен на специальной городской выставке проектов и вызвал там настоящий фурор. Свое восхищение и заинтересованность выражали как рядовые посетители, так и высокопоставленные персоны регионального масштаба.

О проекте Панарина писали местные популярные издания, умолчав, правда, о его политических взглядах.
В 2008 году у нацболов Барнаула был краткий период довольно тесного взаимодействия с местными левыми силами. Настолько тесный, что вышло даже два номера совместной газеты. Редактированием и версткой газеты занимались именно нацболы. Нетрудно догадаться, что макет и верстка были именно на Сергее Панарине. Издание получилось интересным, не нагруженным разного рода левацкими догмами и было газетой прямого действия (сильно напоминавшей запрещенную «Лимонку»).
Когда столичные леваки увидели выпущенные номера, они аж поперхнулись от неожиданности. «Вы отличную газету делаете! — сказали они. — Никогда бы не подумали, что в провинции это можно делать на таком высоком редакторском и техническом уровне».

Кроме того, Сергей активно занимался архитектурой, не только на рабочем месте, но и в свободное время. У него в черновиках где-то хранятся детально проработанные проекты зданий городов в государстве будущего. «Облик населенных пунктов в Другой России, что городов, что сельских поселений, должен коренным образом отличаться от нынешних, — говорил он. — Это должны быть здания, глядя на которые было бы ясно — здесь живут и трудятся одаренные и необычные люди. Гении и Творцы. Солдаты и Труженики. Поэты и Кудесники. Люди с Большой Буквы».
С началом вооруженного конфликта на Украине Сергей активно включился в работу по оказанию помощи сражающемуся Донбассу и проведению акций в его поддержку. Приход к нему домой 15 августа 2014 года с обыском мутных типов из регионального центра «Э» (один даже притащил в качестве понятого свою тогдашнюю сожительницу) можно назвать соучастием в преступной деятельности киевской хунты.

Все это время Сергей держался мужественно. Приговор себе он воспринял, как убежденные сторонники Эрнста Тельмана воспринимали приговоры нацистских палачей, или как лучшие люди конца XIX-начала XX века воспринимали преследования охранки — кому как нравится.

Мы не сомневаемся, что Сергей мужественно пройдет выпавшие на его долю суровые испытания судьбы, вернется в строй и еще примет участие в трибунале по поводу преступной деятельности оборотней-пособников (явных или неявных — неважно) киевских палачей. А такой трибунал просто необходим, и он точно состоится. И скоро.
В качестве партийного задания мы дадим ему проектирование тюрьмы для этих пособников. Это будет символично.

Евгений Берсенев

Похожие записи:

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.