ПОЛИТИКА ПО ТУ СТОРОНУ ЗАКОНА

(Федерального закона №54 «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» от 19.06.2004 г. в ред. от 03.07.2016 г.)

Легальная уличная политика в нашей стране похожа на жизнь законопослушного трудяги: прожить можно, но ушлое государство выжмет все соки различными платежами, бюрократией и мелкими придирками. Тогда как жизнь по ту сторону закона легка, увлекательна и приятна.

Так получилось, что с разницей в два дня в Петербурге прошли две акции. На первой из них, нелегальной, мы закидывали краской доску Маннергейму. Делали это среди бела дня, «с открытыми забралами», на глазах охраны, в присутствии нескольких журналистов. Как принято говорить у полицейских, с особым цинизмом. С тем же цинизмом, безнаказанно и не спеша, все участники акции скрылись с места происшествия.

Надо хорошо понимать, в каких условиях была проведена эта акция: сразу несколько городских и федеральных СМИ, забив на журналистскую непредвзятость, резко выступили против установки доски. Даже на таком официозе, как РИА «Новости», появилась разгромная историческая статья. Огромное число журналистов обсасывали подробности первого закидывания краской доски неизвестными.

В период, пока доска, унылая и поруганная, была скрыта от общественности черным целлофаном, Интерфакс чуть ли не открыто агитировал неравнодушных граждан атаковать ее. Доска Маннергейма совсем не охраняется, улица безлюдна, камеры не работают — писали журналисты агентства. Понятно, что после того, как доску отмыли и открыли вновь, а всего три дня спустя мы ее закидали краской, медиапространство просто взорвалось — акцию ждали, на нее надеялись. Даже в твиттере Мединского (одного из инициаторов установки доски) в комментариях творилась задорная вакханалия.

При таком информационном фоне ни один участник акции не понес наказания: чиновники благоразумно решили не создавать своими руками народных героев и мучеников. Проверку по факту совершения спустили на уровень отдела полиции. Надеемся, там она и сгинет в небытие.

Эта акция была организована буквально за пару дней. Самым технически сложным моментом оказался выбор емкости для краски: достаточно хрупкой, чтобы разбиться при ударе о доску, но достаточно крепкой, чтобы не треснуть в руках при броске. Решение было найдено: краску залили в обычные лампочки накаливания. Как говорится, хозяйке на заметку.

На выходе мы имеем наиболее успешную для нашего отделения за последние несколько лет акцию прямого действия при минимальной затрате сил и средств и с полным пренебрежением к закону «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях».

Точнее, имели, пока по той же самой схеме Анатолий Тишин не закидал доску снова. И снова успех, только еще более колоссальный. Прошедший в тот же день легальный митинг за демонтаж доски Маннергейму вызвал куда меньше интереса у журналистов.

Два дня спустя после первого закидывания краской, мы митинговали против приезда в Петербург к «другу Владу» позорного шакала Эрдогана. Все честь по чести: оргкомитет из нескольких организаций, подача уведомления в администрацию района, агитация перед митингом.

Администрация района оказалась на удивление адекватной и без проволочек выдала нам согласование. Проблемы пришли, откуда не ждали. Коммунисты согласились предоставить для акции сцену и звук, а также довезти все оборудование до места проведения митинга — Парка Победы. Чтобы проехать на его территорию, нужно было получить разрешение у администрации парка.

В нудную бюрократическую переписку оказались втянуты сама администрация, Комитет по благоустройству и Комитет по охране памятников. Почти неделя ушла на бесконечные созвоны и ругань по электронной почте. Целая неделя немыслимой траты нервов! В каждой инстанции повторялся один и тот же диалог:
— Добрый день, протолкните бумажку в следующую инстанцию.
— Знаете, вообще-то мы против проведения вашего митинга. И вообще, вы должны были спросить у нас разрешения минимум за две недели.
— Нам насрать на наше мнение, подписывайте бумагу и не умничайте.
Далее следовал обмен ссылками на нормативные акты, на том конце провода открывали нужное постановление правительства города и читали в трубку:
— «Пункт 2, точка 3: Организатор может насрать на ваше мнение…» Хм, мнэ-э, но тут, наверное, имелось в виду другое…
— Если написано насрать — значит насрать, подписывайте бумажку.

К вечеру дня перед митингом мы отбились от толпы желающих что-нибудь нам согласовать, получили необходимые бумаги и позвонили в администрацию парка. Юрист администрации сходу предложил заплатить ему 40 тыс. рублей за проезд транспорта. Конечно, не прямо ему, это залог на случай, если участники митинга помнут траву на газоне, заплюют дорожки и загадят окурками пруды, и залог, конечно же, будет немедленно возвращен, как только администрация парка убедится… Короче, вы понимаете.
Ушлый клерк был послан подальше. С утра мы ему пригрозили, что все оборудование донесем на руках, прямо через газоны и клумбы, попутно оплевывая все на своем пути, и все равно проведем митинг, и только после этого получили разрешение на проезд.

На самом митинге ни один из чиновников тех инстанций, что доставили нам столько хлопот, не присутствовал. Мы могли бы разнести пол-парка, и всем бы было наплевать.

Несмотря на то, что наш митинг был очень удачно приурочен к визиту Эрдогана; несмотря на то, что мы потратили на него столько времени и сил, так удачно преодолели все бюрократические препоны, а наши ораторы были так красноречивы и говорили такие правильные вещи…

Несмотря на все это, митинг прозвучал очень слабо. Что тут поделаешь — журналисты не любят мирные митинги.

В последнее время мы все чаще заглядываемся на акции прямого действия, потому что по ту сторону закона уличная политика легка, увлекательна и приятна.

Организатор

P.S. Когда статья была уже написана и передана дорогой редакции, жизнь стремительно начала подтверждать главный вывод текста.

Сразу после ничем не примечательного митинга за демонтаж доски Маннергейму, Анатолий Тишин отправился к этой самой доске и при большом скоплении прессы в третий раз закидал ее краской. Резонанс колоссальнейший. Это был день 75-летия начала блокады Ленинграда, и общественность логично рассчитывала, что противники установки доски достойно почтут память погибших. А еще это наглядный пример всем остальным: не бойтесь — надо действовать.

Несколько дней спустя Тишин видит, как наше посольство в Киеве безнаказанно забрасывают петардами, а российских граждан, пришедших туда, чтобы проголосовать, избивают ногами. В тот же вечер он идет к украинскому консульству в Петербурге и забрасывает его банками с краской, все 4 достигают цели.

Вот так нужно реагировать на подобные события: пусть малыми силами, зато быстро и эффективно. Только прямое действие — неувядающая классика. Руководство нашей страны стало забывать о том, что в политике уважают силу. Пора бы уже понять, что кроме вечных «партнеров» в международных отношениях есть еще и откровенные враги. А пока в МИДе продолжают валять дурака, наша прямая обязанность — отвечать на оскорбления России хоть внешними врагами, хоть внутренними. Правило симметричных действий еще никто не отменял.

Похожие записи: