ОСУШИТЬ «БОЛОТО»

Пять лет назад, 10 декабря 2011 года, состоялся первый митинг на Болотной площади. Десятки тысяч москвичей, возмущенных итогами парламентских выборов, собрались на острове, по другую сторону реки, напротив Кремля. Изначально они хотели прийти на площадь Революции, туда, где Госдума и Кремль и до ЦИКа рукой подать, однако в последний момент место сбора изменили. И либеральный рупор «Эхо Москвы» и федеральное телевидение в один голос стали рекламировать вдруг Болотную. Окончательно сомнения развеялись когда новое место сбора сменили и на соответсвующей странице в Фэйсбук, этом пастбище рассерженных горожан.

Несколько тысяч недотеп, пришедших все-таки на площадь Революции, уводил сводный отряд либеральных лидеров во главе с Борисом Немцовым. Гуськом шли они в обход Кремля через Лубянку и Большой Москворецкий мост, где Немцова потом и застрелили. На площади Революции остались лишь несгибаемые нацболы во главе с Эдуардом Лимоновым и их сторонники. Триста спартанцев. Они понимали, что подчинившись единожды в выборе места, протестующим придется подчиниться и во всем остальном. А значит, протест не достигнет цели — власть устоит. Так и случилось.

Сейчас, по прошествии лет, всё большему числу участников тех событий становится очевидной эта трагическая ошибка. «Почему мы проиграли нашу революцию?», — задавались они вопросом и вот теперь, наконец, сообразили. Поняли, что победить в серьезном противостоянии с властью может только тот, кто изначально настроен на победу, на неподчинение, иначе митинги и шествия не более чем прогулки на свежем воздухе в компании «людей с хорошими лицами».

Понял это и Илья Клишин. Его имя достаточно широко известно среди «рассерженных горожан», но мало о чем говорит, например, нацболам. Парень из Тамбова, журналист либеральных изданий, интересовавшийся нашей партией, волею судьбы оказался держателем ключей от будущего болотного протеста в то время, когда он еще не стал «болотным». Именно Клишин создал так называемый «ивент» — страницу в Фэйсбук с призывом к гражданам выйти в самый центр Москвы. Место сбора — площадь Революции было указано на странице. Туда и собирались заявиться все, кто так жаждал перемен, однако история распорядилась иначе. Сейчас, по прошествии лет, очевидно, мучимый совестью, Клишин накатал «чистуху». Рассказал, как все было на самом деле. Рассказал, почему место сбора в самом центре города, в непосредственной близости к нервным центрам государства, было заменено на ловушку Болотной площади. Предоставим ему слово.

«Мы с Кирилл(ом) Меженцев(ым) выбрали не формат поста в фейсбуке, а мероприятия в фейсбуке — ну как для вечеринок или выставок… Проснулся от звонка английского телевидения: «Это вы готовите революцию в России?» К этому моменту там уже записались 25 тысяч человек. Я оказался обладателем непонятного ресурса… Мне звонили из «Солидарности», говорили, что не понимают, что делать с этими десятками тысяч человек, которые я к ним собрался привести. Я оказался на ужине неравнодушной интеллигенции у Сергея Пархоменко. Через Алексея Венедиктова (его там не было) до нее был доведен однозначный месседж: акцию надо перенести в другое место, у стен Кремля будет Минск-2 (разгон протестующих в Минске после избрания Лукашенко — С.А.) и даже похуже. Восьмого декабря шли переговоры. Пархоменко и Рыжков собственно. Немцов прилетел в Москву только поздно вечером. Чем я занимался все это время? Я практически не спал все три дня до митинга. Будучи несменяемым модератором ивента в фейсбуке, я отвечал на все вопросы людей… В ночь с 8 на 9 декабря Пархоменко, Рыжков и Немцов достигли договоренности о «30 тысячах на Болотной». И позвонили мне. Я нажал кнопку отредактировать и отредактировал. Возможно, я был не прав».

Такое вот признание. Мероприятие «для вечеринок». Обратите внимание, что «однозначный мессидж» о смене места сбора был доведен через Венедиктова. Это был, по сути, приказ. О роли главреда «Эхо Москвы» и так многое было известно. О его содействии высоким договаривающимся сторонам, об обмене нужными телефонами и бутылкой виски в финале. Однако, о его руководящей и направляющей роли в самом начале слива протеста сказано, пожалуй, впервые. Причем сказано настолько инсайдером, насколько вообще возможно представить. «Надо было сказать людям об угрозах, переданных через Веника. Чтобы каждый решал сам за себя», — отреагировал на признание Клишина один из читателей. «Надо было, но что теперь», — признался Илья. Поздно признался. Пять лет спустя только. Любопытно, что ужин интеллигенции проходил у Сергея Пархоменко — правой руки Венедиктова с «Эхо Москвы». Он же немедленно вылез в комментарии защищать себя и своего шефа. Наверняка многие помнят, что Пархоменко был одним из собеседников Бориса Немцова в опубликованных в те дни знаменитых прослушках. Беседуя о женщинах два старых греховодника лишь единожды понизили голос и стали говорить недомолвками, когда речь зашла о том, что у Немцова на Западе с началом болотных событий появились некие «друзья». Вот, что им важно на самом деле! Перед нами не демократы, не либералы, а прожженные циники от политики, торговцы Родиной, протестом и всем, чем только можно. Думаю, «Эхо Москвы» воспринимается ими примерно также, как Сечиным воспринимается «Роснефть» — как удачно захваченный «ресурс».

В обычное, «мирное», время «Эхо» для них — место самовыражения и заработка. В момент революционной ситуации — важный политический инструмент, позволяющий вести торговлю с властью, оказывая ей незаменимые услуги. Включив рупор радиостанции, Венедиктов, фактически, единолично переориентировал опасные для Кремля толпы в нужную ему сторону. И тем продлил свое существование на посту главреда еще на какой-то срок. А значит и всей либеральной «партии», фактическим вождем которой он является. Неглупый ААВ знает, что одной из важнейших черт Владимира Путина является определенная верность, например своему некогда боссу Собчаку, за которую его и выбрал Борис Березовский на роль кандидата в президенты. Оказав Путину такую серьезную услугу, Венедиктов считает себя вправе рассчитывать на лояльное отношение. Вряд ли навсегда, но на какое-то время точно. Кстати, он делает или пытается делать подобные «фокусы» каждый раз, когда представляется случай. Сейчас многие забыли, но однажды Венедиктов пытался используя свои связи, предать не принадлежавший ему протест на Триумфальной. Тогда его с негодованием осадила Людмила Алексеева, очевидно, желавшая предать движение лично, что потом и сделала.

Вся эта возня латентных предателей была бы малоинтересна, если бы не судьба страны. Каждый раз с огромным трудом и самопожертвованием собранный потенциал уводился в никуда вот такими венедиктовыми, пархоменками, алексеевыми, немцовыми и проч. Сейчас, с началом новой, патриотической эры это на время перестало быть важным. Либералы могут сколько угодно кидать друг друга, организуя марши предателей в поддержку украинских скакунов и т. п. В чем-то это даже хорошо — откровенные враги страны и ее национальных интересов должны дробиться и слабеть.

Однако, все меняется. Ядовитые зерна антипатриотизма, либерализма, посеянные Венедиктовым с помощью «Эхо Москвы», могут взойти. Уже всходят. В стране воспроизводится «пятая колонна». Старым, потрепанным ребятам-либералам на смену приходят совсем юные потенциальные предатели. Однажды они продолжат черную работу начатую отцами. Путин пресечь разрушительную активность нашего доморощенного «голоса Америки» не хочет или не может. Единственные, кому под силу поставить негодяям заслон — патриоты из оппозиции. Либералы вновь, как и 20 лет назад, стали чистыми, стопроцентными, врагами своей страны и народа. Пора осушить «болото».

С. А.

Похожие записи: