О РУССКОМ БЕЛОСТОКЕ

В 1918 году страны Антанты передали воссозданной Польше Белосток и прилегающие к нему земли. Ранее они входили в Российскую империю, причём за пределами автономного Царства Польского. В 1939 году, под ликование жителей (есть многочисленная красноречивая видеохроника на этот счёт), территория воссоединилась с СССР в составе Западной Белоруссии.

Сразу после освобождения региона от немцев в 1944 г. он первоначально считался освобождённой территорией СССР. Но ещё до окончания войны, в результате секретных договорённостей с союзниками, которые до сих пор так и не были внятно разъяснены народу, Белостокщина, а также некоторые территории присоединённой в 1939 году Западной Украины, были вычленены из состава Западной Белоруссии и Западной Украины и вновь переданы Польше.

О ситуации в Белостоке и Польше в целом в период между мировыми войнами рассказывает Андрей Романчук, секретарь русского культурно-просветительского общества Польши.

 

В Белостоке до 1914 года жили русские, было много немцев, но большинство жителей города являлись евреями. В ходу было несколько языков – русский, идиш, немецкий, хотя в какой-то группе говорили и на польском. Но языком общения был, конечно, русский. Некоторые жители владели несколькими языками.

Между мировыми войнами в Польше жило, по официальным данным, около 100 тысяч русских православного вероисповедания, 80 тысяч старообрядцев, тоже, естественно, русских. Ещё 15-20 тысяч составляли православные немцы из России, эту группу в Польше называли «православные русские немецкого происхождения».

Также проживало от 50 до 180 тысяч русских, имевших не гражданство Польши, но только вид на временное или постоянное жительство. В их числе была группа состоятельных и влиятельных граждан из то ли трёх, то ли пяти тысяч человек, которым власти каждый год настойчиво предлагали оформить польское гражданство. Но они раз за разом отказывались от него, полагая, что Советская Россия есть временное явление. Сохранились документы МИДа, типа, «в Станиславском уезде известная семья, наконец-то, после 15 лет наших усилий, приняла польское гражданство». И местный чиновник, после того, как 15 лет его усилий увенчались успехом, даже получил награду.

Белорусы — это вообще отдельная история, их в довоенной Польше, только согласно официальной статистике, насчитывалось 2-3 миллиона, столько же украинцев. Евреев насчитывалось от 6 до 8 миллионов. Последние представляли собой не единый народ, но разделялись на 3-4 группы.  Не забудем и то, что после революции в России через Польшу в Западную Европу проехало полтора миллиона эмигрантов.

(Согласно многочисленным свидетельствам, официальная польская статистика занижала процент белорусов и украинцев. Реально их было, очевидно, значительно больше. А. С.)

Проблемы у нас начались, когда после Первой мировой войны польские власти начали насильственно изменять в некоторых районах национальную и религиозную структуру общества, причём не только путём переселения поляков.

Национальная политика Польши ставила две цели. Во-первых, чтобы евреи не были большинством в городах страны, особенно тех, что ранее находились на территории Российской империи. Во-вторых, чтобы большинством там стали поляки.

В Белостоке с этой целью трижды расширяли границы города. Добились того, что, согласно статистике, процент евреев снизился в городе до 48-49%, хотя в центре их было 70%. А вот с полонизацией Белостока не получилось — вокруг города польских деревень не было.

Представители МИДа и «Польского министерства национальностей и вероисповеданий» — было такое — ездили  по территориям, которые ранее входили в состав России. В архиве сохранились их документы:

 

Хотя политика полонизации длится уже двадцать лет, во многих государственных учреждениях многие чиновники не только общаются между собой по-русски, но и с посетителями говорят только на русском языке.

 

Польша вела следующую политику. Учителей польского языка с этих территорий, которые, кроме польского, автоматически знали русский язык, посылали работать на запад, на бывшие немецкие земли. А учителей оттуда, которые, кроме польского, знали и немецкий, присылали сюда. Чтобы они с детьми могли общаться только на польском. И ввели кары для детей за неупотребление в школе польского языка.

Польша разрешала открывать школы для национальных меньшинств, но содержать их должны были сами меньшинства. Надо отметить, что при всём том, ситуация с соблюдением прав нацменьшинств тогда была лучше, чем теперь.

До середины тридцатых годов ситуация ещё не была особенно страшной, самое ужасное наступило после смерти Пилсудского (12 мая 1935 г.), когда начались гонения по национальным и религиозным признакам, хотя Польша не хочет сегодня признавать этого.

Было ликвидировано четыре сотни православных храмов. Когда священники говорят, что такое было в СССР, это хоть понятно — он воевал с религией — но что такое было в католической Польше, которая кичилась своими христианскими ценностями, это удивило многих.

В самый последний период довоенной Польши начались вообще ужасные вещи. Моя мама помнит, как на тротуарах и некоторых магазинах начали появляться надписи «Бей жидов!». Громили и грабили еврейские магазины. К 1939 году эти тенденции  непрерывно усиливались. Если бы не Вторая Мировая война, то в Польше была бы своя версия польского фашизма, она, фактически, уже начиналась.

 

cпрашивал Александр Сивов

Похожие записи:

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.