НУЖНО ЛИ НАМ ОСТОРОЖНИЧАТЬ?

Сегодня доминирующей является точка зрения, что политике, в том числе и внешней, нужна «стабильность». Термин «стабильность» употребляется Путиным в официальных речах с завидной частотой и даже применительно к территориям, охваченным конфликтами и погруженным в кровавую баню. А что такое сегодняшняя наша «стабильность» во внешней политике?

Это отсутствие решительных действий и перевод конфликтов в затяжную фазу. То есть, это на самом деле и не «стабильность» никакая, а осторожность, временами граничащая с малодушием. Но нужна ли нам сегодня вообще такого рода осторожность?

Запад все более заметно и нагло поддавливает нас практически на всех участках нашей политической активности. В числе прочего, раздувает сепаратизм злобной татарской диаспоры в Крыму. Ну, а что, в чем Запад не прав? Если российская сторона выбрала тактику соплежуйства, то совершенно естественно, что ей, российской стороне, не нужен и Крым! Пнут в Сирии, попутно сполна обольют говном русских в Прибалтике, в Галичине и в Новороссии (что и сейчас делается фактически безнаказанно), а потом, убедившись во вседозволенности, переломают через колено и отхватят себе Крым, воссоединением с которым мы теперь так гордимся!

Путин маниакально и патологически боится прослыть «агрессором». Это очевидно. Но такая боязнь видится совершенно напрасной, временами даже нездоровой. Ведь что такое агрессия? В биологическом смысле. Это реакция деятельного неприятия на вражеское присутствие поблизости. Только и всего. Да, мы активно не принимаем американских ублюдков! И что же в этом плохого?

Почему понадобилось этого стесняться? Этого совсем не надо стесняться — напротив, этим надо гордиться, потому как именно активное и продуктивное неприятие янки — есть признак суверенной самостоятельности государства и его режима.

Более того, с нашим негативным янки-неприятием полностью согласуется политика легитимного и всенародно любимого Асада. В отличие от Путина, он не боится слова «агрессия», хотя тоже предпочитает термин «стабильность». Асад не оправдывается, когда защищает свой народ от криминально-террористических мразей. Он ждет от российской стороны более активной поддержки, ему одному с теми сирийскими силами, которыми он руководит, не справиться с навалившейся на него транснациональной преступной гадиной! Силы явно неравны! Но мы не можем поддержать Асада активнее, поскольку тут же прослывем «агрессорами», а эта дразнилка почему-то нынче является жупелом, парализующим наши действия.

Власть должна воспринимать агрессию, как естественный защитный биологический механизм. Примерно как необходимость свернуть физиономию той сволочи, которая пытается отобрать кошелек или посягает на жизнь членов семьи.

России строго необходимо проявить агрессию по отношению к саудовско-американскому псевдоисламскому фундаментализму, проще говоря, спасти Ближний Восток, и в первую очередь — Сирию. Как это сделать эффективнее, если сирийскую и российскую границы отделяют 600 километров? Ударить по фундаменталистским ублюдкам каспийским флотом, как уже делалось — завизжат, что промазали, что попали по «умеренной оппозиции» и всякое такое.

А почему бы не воссоединиться еще и с Закавказьем? Это намного надежнее для решения наших совместных с Сирией геополитических задач, к тому же грузины и армяне в подавляющем большинстве своем отнюдь не против воссоединения с нами. Нет, нельзя! Прослывем агрессорами! А между тем, у наших закавказских товарищей выбор сегодня совсем невелик: либо достойное бытие, и тогда им нужно вернуться в российское лоно, либо дегенеративный неоосманский глобализм, при котором они, наши закавказские товарищи, продолжат оставаться рабами и холуями, и даже значительно усилятся в этом качестве.

Нужно отринуть «осторожность» и реабилитировать агрессию! Довольствоваться Крымом — уныло, никчемно и малодушно! России нужны Новороссия, Прибалтика и Закавказье, а также более энергичная политика в Сирии. В противном случае, нас неизбежно раздавят и размажут на всех фронтах.

Илья Пожидаев

Похожие записи: