НОСТАЛЬГИЯ ИЛИ ВЫЖИВАНИЕ?

Весьма символично, что катализатором к выдвижению «Другой Россией» лозунга «Вперёд в СССР» стало послание из Латвии, из Прибалтики. Стоит напомнить, что в конце 80-х – начале 90-х именно прибалтийские товарищи из КПСС первыми заторопились на выход из Советского Союза. О ностальгии по Советскому Союзу в Латвии, Литве и Эстонии сегодня надлежит вспомнить особо.

Как известно, Латвия, Литва и Эстония возникли и оформились на политической карте мира в 1918–1919 гг. Независимость им была подарена молодой Советской Россией, руководство которой, впрочем, не теряло надежд на то, что эти три новоиспеченные самостийницы займут своё место в рядах грядущей мировой революции. Когда же мировая революция дала сбой, настало время доказывать свою состоятельность.

Если Советский Союз рвал жилы в построении нового общества, мочил внутренних врагов и гасил попытки внешних наездов, то западные соседи на Балтийском побережье нырнули под крылышко западных стран в надежде на принятие в нарождающуюся буржуазную семью европейских наций. Европа же этих порывов не оценила и предпочла использовать прибалтийские государства в качестве сырьевого придатка и места дислокации антисоветской резидентуры. В результате ключевым направлением экономики Латвии, Литвы и Эстонии был аграрный сектор, а ведущие отрасли промышленности не дотягивали даже до уровня 1913 года.

Добавим, что за время своей «независимости 2.0», наступившей в начале 90-х, этого также не удалось сделать. С образованием и подготовкой кадров положение тоже было аховым. Скажем, в Латвии из 28 тысяч поступавших в вузы за два десятка лет независимости до окончания курса добрались всего 8 тысяч. В Эстонии, правда, в 1920 году было провозглашено обязательное начальное образование для детей в возрасте 8–16 лет. Однако дети богатых родителей учиться не рвались, а у бедняков не всегда была возможность учиться – надо было на хлеб зарабатывать. Да и преподавателей на эстонском языке не хватало. Среднее и высшее образование было платным, то есть менее доступным. Многие ученые тогда попросту уезжали за границу – кто на Запад, кто в Советский Союз (химик Л. Лиепинь, биохимик А. А. Шмидт, гидрогеолог А. Дзенс-Литовский) и др. У многих ученых формально было гражданство своих республик, но жили и работали в западных странах или в СССР. Вообще, эмиграция из Прибалтики тогда была делом массовым (как и сейчас, впрочем).

Скажем, из Литвы в 1929–1939 годы уехало около 80 тысяч граждан. Ближе к концу 30-х годов прибалты попали в орбиту влияния Германии, которая, готовясь к походу на Восток, начала создавать там предприятия тяжелой промышленности. Местное население рассматривалось ими не иначе, как подсобные рабочие. Вся эта подготовительная лавочка была прикрыта в 1939 году пактом Молотова-Риббентропа, когда Латвия, Литва и Эстония вошли в советскую зону влияния, и вскоре стали союзными республиками.

Ах да, стоит напомнить и о специфической тяге к демократии. К концу 30-х годов правящие режимы в прибалтийских государствах в эти игры не играли. Скажем, в Латвии в 1934 году были запрещены все партии, партийные СМИ, а республиканский парламент (сейм) был разогнан к чертовой матери. У эстонцев 12 марта 1934 года верхушка аграрной партии осуществила переворот, распустив парламент и заодно запретив все политические партии. В Литве подобные либеральные эксперименты были завершены ещё раньше. В декабре 1926 года с приходом к власти диктатора Анастаса Сметоны многие общественные организации и независимые профсоюзы были прикрыты, а на следующий год разогнан и декоративный Сейм. К 1936 году все партии, кроме правящей, были запрещены.

После Войны из Прибалтики стали делать витрину Союза, курортную зону и территорию высокотехнологичного производства. Раймонд Паулс, Урмас Отт, лечебница Балдоне, магнитофоны «Вильма» и все такое… Та же Латвия в 1990 году, до обретения самостийности, по ВВП на душу населения занимала 40-е место в мире, а также была одним из промышленно развитых регионов Союза. А в 90-е годы в этих трех государствах случился самый настоящий погром экономики, социальной сферы и культуры. Литовцы долгое время закрывали и все-таки закрыли под давлением Евросоюза свою Игналинскую АЭС, что поставило страну на грань энергетического коллапса, Латвия уничтожила прославленные курорты и радиотехническую отрасль. Теперь ничего удивительного нет в том, что туристов из России
в курортных прибалтийских городах встречают прямо-таки с распростертыми объятиями (чего даже в Советском Союзе не наблюдалось), ибо бюджет этих городов напрямую зависит от сумм, которые эти гости потратят на месте. И разве стоит поражаться результатам опроса на популярном эстонском телеканале, когда больше половины зрителей считают советский период лучшим в истории республики?

В чём же дело? Дело в том, что эти республики, будучи в советский период своеобразным мостом между СССР и Европой, вполне могли ощущать себя европейцами, находясь под покровительством великой державы. Которая, ко всему прочему, трепетала перед национальными чувствами входящих в неё народов. Сегодняшние хозяева Старого света подобных сантиментов лишены. И вместо ощущения себя европейцами прибалтийским народам предлагается стать людьми второго (пусть и европейского) сорта. Отсюда и тоска по собственной полноценности, ибо прочие комфортности (типа экономической стабильности и культурной идентичности) все же стоят чуть ниже.

Получается, Советский Союз культурно и тактично нёс достижения цивилизации как на восток, так и на запад, давая возможность народам Прибалтики стать европейцами в большом в пестром соцветии наций. Однако вне Союза эта европейская идентичность латышей, литовцев и эстонцев просто теряется. Ибо в Европе никому из ее обителей нет дела до этой идентичности. А вот такой меркантильный аспект, как поглощение новых рынков с дешёвой рабочей силой там вполне востребован.

Так что, у прибалтийских товарищей нет иного пути для национальной самореализации, кроме как участия в русском цивилизационном проекте. Запад им уже не поможет. Русским это позволит вернуть своё «окно в Европу», а уж грозить из этого окна или улыбаться «датчанам и прочим
шведам» – будут решать они сами. Тем более, что в освоение прибалтийской земли они вложились весьма основательно, чего бы там новоявленные самостийники не пели про «компенсации за оккупацию». Стратегическая, экономическая и цивилизационная необходимость в наличии этого окна у России сомнений не вызывает. И другого пути, кроме как начать движение к его возвращению, к тому, чтобы это снова было окно, а не туалетное очко, у нас не просматривается.

Берс

Похожие записи:

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.