НЕСЛУЧАЙНЫЙ ПАССАЖИР

Свой первый срок — 4,5 года лишения свободы, мурманский нацбол Руслан Хубаев получил за ненасильственную акцию против бывшего министра обороны РФ Сергея Иванова. Через несколько месяцев после освобождения в декабре в 2011-го Хубаев арестован и затем осужден на 4 года строгого режима по ч. 1 ст. 318 и ч. 3 ст. 212 УК РФ уже за участие в событиях на Манежной площади. Руслан, пожалуй, более других товарищей понимает, что такое полицейское государство. Интервью «Тотальной мобилизации» записано вскоре после освобождения.

Как первые впечатления на свободе после 8 лет отсидки?

 Получается в общей сложности 8 лет и 4 месяца я отсидел. В 2006 году, отсидев полгода, мне изменили меру пресечения, ровно месяц был я на свободе. После этого срок я до конца добил — 4 с половиной. После освобождения 5 месяцев я отгулял, тоже неожиданно был арест, более неожиданный чем первый арест, я бы сказал. Тогда на меня уже было заведено дело за Иванова, патроны уже находились в квартире. Какой-то безумный дядька предлагал мне 4 ящика тротила. Предпосылки какие-то были, я ходил, я озирался. Все равно к этому себя невозможно подготовить, а в 2011-м году за 5 дней до ареста я еще съездил в Тулу к Жеребину на свиданку…

Первый раз освобождался — было чувство эйфории, приподнятости. Второй раз я уже аккуратно переступал порог. Иллюзий поменьше. А сейчас у меня административный надзор, чувствуется колпак. Но разумеется эйфория есть.

Зачем «органам» нужно было шить ваше уголовное дело?

Как я вижу произошедшее, все подсудимые по этому делу не имеют отношения к футбольным клубам. После Манежки Владимир Путин встречался с футбольными фанатами, посетил могилу Егора Свиридова. Есть информация, подтверждающаяся СМИ без  оглашения деталей, что было устное соглашение вот о чем. По Манежному делу должны быть кто-то осуждены, но никто из фанатов не будет арестован. За это фанаты не поддерживают нас, осужденных по Манежному делу. Мы 12 человек вызывали в качестве свидетелей, обзванивали, они были ранее допрошены все в ходе предварительного следствия. Кто-то в армии был, кто-то со сломанной ногой, но большинство просто отказались идти в суд.

В чем заключалось твое преступление с точки зрения обвинения?

Мое преступление заключалось в том, что я совершил насилие и угрозу совершения насилия в отношении сотрудников ОМОНа. При этом из 9 моих личных потерпевших половина меня не видела и не знает, а остальные не имеют ко мне никаких претензий.

В реальности, конечно, никакого насилия не было. Железное ограждение, которое я выбросил вперед перед строем омоновцев, по словам одного из них, ударило его по щитку на ноге. Физической боли он не испытал, никаких повреждений причинено не было. Ну, и также я призывал к совершению насилия и массовым беспорядкам. Призыв заключался в чем. Я выкрикивал лозунг «Русские вперед». Это было 11 декабря 2010 года.

4 года, два месяца скинули потом после внесения поправок в 212-ю статью. Если раньше 3-я часть носила название «призыв к массовым беспорядкам и применение насилия в отношении граждан и правоохранительных органов», то после внесения этих поправок она стала называться, убрали призыв к массовым беспорядкам.

В результате у меня осталась, 318-я статья, часть 1, которая подразумевает применение насилия, не повлекшее за собой никакого ущерба для здоровья или угрозу его применения. Не объясняется, в какой форме выражено это насилие. Применение насилия, как и угроза его применения наказываются по одной и той же статье.

Почему у нас «мент всегда прав» и как относиться к этому?

Часть моей жизни прошла еще в Советском Союзе. Я помню еще эти времена, когда в суды, например, люди заходили свободно. Когда у сотрудников милиции не было отдельно стоящих домов с консьержами. Они жили среди обычных людей не озираясь, не опасаясь никого и не зазорно было обычному гражданину пожать руку менту, да и слово мент не было оскорбительным.

Сейчас у меня есть заключение психолого-лингвистической экспертизы: сотрудник полиции — это отдельный социальный слой. Из этого и надо исходить, кто разжигает социальную рознь, создавая социальный слой. Получается, государство, не только тем, что создает этот слой, но и тем, что создает конфликт между этим слоем и обычными гражданами. Я, честно говоря, не имею представления, по каким критериям отбирают в полицию людей. Мне кажется, что система перемалывает. Я не сомневаюсь, что очень многие идут в полицию не ради каких-то карьерных перспектив и социальных благ, а чтобы служить народу, но против системы они не пойдут. Так или иначе система их исторгнет или переработает.

Касательно перспектив такого государства: достаточно много исторических примеров. Корректно привести пример Египта, где военная, силовая структура перемолола правящий режим и теперь уже сама диктует, кто будет находиться у власти. Ни народ, достаточно пассионарный, как показали эти события на площади Тахрир, ни собственно люди, номинально занимающие власть, им уже не указ.

В октябре прошлого года политзаключенные-нацболы выступили с заявлением, которым отказались от помощи ряда правозащитных организаций. Что скажешь по этому поводу?

Моя фамилия под этим текстом появилась с моего ведома и согласия. Так называемые «правозащитники» таковыми называться более не могут, не имеют права. Возможно, в каких-то экстремальных ситуациях (как я слышал от бывалых), когда происходят массовые избиения, голодовки заключенных, они в чем-то и бывают полезными, но на обыденное злодейство, случаи повседневного унижения человека в тюрьме «правозащитники» благодушно закрывают глаза. Я не буду излагать конкретные примеры – это скучно. Но на факты нарушения наших прав я указывал не только региональным ОНКшникам, но и таким мастодонтам правозащиты как Лев Пономарев и Андрей  Бабушкин.  Результатов ноль, меня просто проигнорировали. Зато смотрите,  как они носятся с военнопленной «летчицей», а сколько стенаний и слез ими пролито по Pussy Riot. То есть чьи-то права для них являются приоритетными, а все прочие – второстепенны.  С человеческой бытийной логикой это вполне согласуется, только с правозащитой ничего общего не имеет. Эти люди взяли на себя защиту военнопленного врага. Возможно кому-то (а им так обязательно) этот поступок кажется благородным и возвышенным. А по мне так это подлость! Великодушие и снисходительность можно проявлять к врагу поверженному, кающемуся. Но ведь соратники этой мужеподобной дамочки держат в плену тысячи наших единомышленников, соотечественников, товарищей…. И не заморачиваются они по поводу чьих-то прав.

Как воспринимались события на Украине тобой лично и другими арестантами?

Значительная часть моего детства прошла в Донецкой области. Оттуда родом моя мать и вся родня по материнской линии. Я поучился в украинской школе, да и в Партию вступил потому, что считал несправедливым отторжение территории Украины, когда неожиданно половина моей родни оказалась за границей. То что происходило после 1991 года — Украина все дальше и дальше дистанцировалась от России.

В тюрьме мы смотрели телевизор, я выписывал прессу: «Новую газету» и «Русский репортер». О своем отношении к происходящему я уже подробно высказывался. Находящиеся вокруг меня сокамерники были на новороссийских позициях, в том числе украинцы, которые у нас сидели. Один из них — сейчас смотрящий за Крышей с Луганской области. Но в целом зеки далеки от идеологических убеждений, патриотизм для них непонятная вещь. Семью свою он переправил, брата, который пошел воевать в ополчение считает дебилом.

Что я услышал от некоторых в отношении себя: ладно бы ты имел там свой личный интерес, деньги в партии, но ты-то верил в то, что делал, ты не нашенский, не преступник. Профессиональными преступниками я воспринимался как случайный пассажир.

Еще один заключенный, у него родня в Черкасской области, он с ними держал контакт — тоже резко негативное восприятие бандеровцев, этой отмороженной молодежи, которая ходит и навязывает свои порядки. На селе очень многие придерживаются коммунистических убеждений. А эти фашиствующие молодчики, получив власть, где-то пытаются корову спиздить, нажиться так или иначе. При любой смене власти это неизбежно. Есть примазавшиеся, но в украинском случае эти люди, нацепив шеврон «Правого сектора» (неважно правоверные или нет), негативно воспринимаются всеми, во всяком случае многими.

О Ходорковском…

Он мне штуку должен! Я в карты и прочие азартные игры не играю. Пару раз я проиграл на спортивный интерес — приседал 1500 раз за сутки, потом присесть на дальняке не мог. И тут спор у меня: Путин по телевизору говорит: помилую Ходорковского, пускай пиздует домой. Я говорю — пиздит. Сокамерник оказался таким же азартным человеком. Говорю: Миша, кем бы он ни был, он взял срок, он на своем стоять будет. Хотел бы он написать помиловку, он бы давно уже сделал. И тут на этом азарте я поставил на Мишу тысячу рублей, и через день он съебывает в Германию. Ему год оставался, вот он десятку взял, добить надо было на склоняя головы. От него многого ждали, выстроили какого-то идола, а когда вышел, оказался несоответствующим представлениям. А дальше и вовсе пошел по наклонной…

Как вести себя политзаключенным?

Универсальных советов тут быть не может. Главное оставаться в мире с самим собой. Поступать так, чтобы не чувствовать себя говном. Все-таки тюремное сообщество — срез в целом российского общества. Там такие же обыватели, смотрят те же самые сериалы, те же самые новости, словом, там люди такие же, как и вне тюрьмы.

Как ты относишься к Партии?

Есть классическое определение: «Сообщество лиц со схожими политическими взглядами, ставящее перед собой цели  и бла-бла-бла». Все так, тут не поспоришь, но не только.

Анатолий Тишин как-то сказал: «Каков я, такова и Партия».

Вспомни молитву нацбола: «В этот час единения я со своими братьями, чувствую мощную силу всех братьев Партии, где бы они ни находились.  Пусть моя кровь вольется в кровь Партии. Пусть мы станем единым целым».

Что я могу к этому добавить? Партия – она живая, живой организм. И если одна часть этого организма испытывает боль, страдают все. Этого не понять, это почувствовать и пережить надо. Чтоб стать единым целым.

Похожие записи:

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.