НАЦИОНАЛ-БОЛЬШЕВИЗМ — ИДЕОЛОГИЯ ТОТАЛЬНОЙ МОБИЛИЗАЦИИ

Можно назвать точную дату рождения национал-большевизма — это 22 февраля 1918 года. Именно в этот день на улицах революционного Петрограда появился декрет «Социалистическое отечество в опасности!». Партия большевиков, захватившая власть от имени масс, призвала массы к защите завоеваний революции, и массы на этот призыв откликнулись. Массы мобилизовались, сформировали Красную армию, отбросили врага, классового и национального от цитадели революции. В результате мы празднуем День защитника Отечества.

По сути это призыв к тотальной мобилизации во имя родины и социализма. Позднее Фидель, вдохновляясь ленинским примером, выразит этот призыв еще более лаконично, ещё более предельно: Patria o muerte! — Родина или Смерть!

«Социалистическое отечество в опасности!» — это то, что сейчас принято называть «разрыв шаблона». К 1918 году сформировался политический дискурс, в рамках которого понятия «социализм» и «родина» считались взаимоисключающими.

И дело даже не в марксовом «У пролетариата нет отечества, ему нечего терять, кроме своих цепей, приобретет же он весь мир». Пролетарский интернационализм остался бы пустым лозунгом, если бы не Первая мировая война. «Социализм» казался радикальной альтернативой империалистической войне: вместо враждующих империй — единое государство Земли без границ, вместо изнурительной войны — мир и спокойствие.

Война стала средством разрешения противоречий, порождаемых развивающимся капитализмом, но средством недостаточным. Война не устраняет всех противоречий капитализма, она лишь отодвигает их решение на неопределенное время, с тем чтобы вспыхнуть снова с большей силой и однажды похоронить под собой капитализм окончательно. Смысл мировой войны, как кануна мировой революции пророчески уловил Ленин и исходя из этого построил свою стратегию и тактику.

Кому-то может показаться скучной и неинтересной та непристанная публицистическая война, которую вёл Ленин со всевозможными «оппортунистами и ренегатами», и которая составляет чуть ли не 2/3 его произведений, включая наиболее значимые. Но гениальность Ленина — во внимании к формулировкам и деталям, помноженное на искусное владение диалектическим методом, помноженное на чуткость к настроениям масс. С началом мировой войны Ленин дистанцировался и от социалистов-патриотов, и от социалистов-пацифистов. Он выдвинул стратегию «превращения империалистической войны в гражданскую», и, как мы знаем, оказался чертовски прав. Чуть позже Мао выразил это формулой: Уничтожить войну можно только через войну. Если хочешь, чтобы винтовок не было, — берись за винтовку.

Мировая война породила особую фигуру истории — «человека с ружьём», им оказался вчерашний труженник — рабочий и крестьянин. И ленинские большевики нашли к нему подход, благодаря чему вышли победителями в гражданской войне.

Тотальная мобилизация — это третье, глубже поверхностного «левый-правый», измерение национал-большевизма. Это состояние постоянной готовности к тревоге, к встрече с опасностью, состояние полного напряжения сил во имя сверхзадачи. Это состояние является стержнем настоящего национал-большевика: он именно тот, кто «всегда готов», кто сознательно находится в процессе постоянного действия, постоянной работы.

Таким образом, национал-большевик — это рабочий. Рабочий Партии.

Рабочий — это человек четвертого сословия, он определяется двумя факторами.

Во-первых, это человек коллектива, и даже больше — массы, он принадлежит массе — действительно, невозможно же себе представить завод, на котором трудится один рабочий, их всегда коллектив, их всегда много. В этом сила рабочего. Точно также как рабочий невозможен вне коллектива рабочих, национал-большевик невозможен вне партии. Непартийный национал-большевик — это в лучшем случае всего лишь мечтатель.

Во-вторых, рабочий — это человек машины. Автоматы, машины, гигантские сооружения и станки, заводы, техника, одним словом — индустрия — всё это задаёт ритм и сам смысл рабочего бытия. Это именно то, что воспевали и прославляли футуристы. Также они воспевали и опасность, у них был лозунг «К опасности!», потому что опасность тоже требует человеческого напряжения, труда и мобилизации.

Существует особый тип рабочего — это солдат, «рабочий войны», тот самый массовый «человек с ружьём», ставший опорой ленинской политики. Война — состояние наивысшей опасности и наивысшего напряжения сил — требует максимальной мобилизации, твёрдости и собранности, и рабочий по сравнению с другими сословиями и фигурами эпохи оказался наиболее готовым к войне, которая со времен наполеоновских войн стала делом масс и техники, перестав быть делом рыцарей. Война стала тотальной. Побеждал в ней тот, кто был более способен к тотальной мобилизации.

Таким образом, мировая (всеобщая, тотальная) война является не только «кануном мировой революции», но и колыбелью национал-большевизма. Национал-большевизм рождается из войны, из её героического преодоления, из её переживания — как на массовом, национальном уровне, так и на личном. Как поэтически передал это Эрнст Юнгер: «Война — наша мать!».

Стало быть, национал-большевик — это солдат. Солдат Революции.

Война требует превращения всех без исключения — от министров до грузчиков, от ментов до поэтов — в рабочих и солдат. На рубеже ХХ–XXI веков существовала иллюзия, что война снова стала уделом избранной касты военных, «наемников», «профессионалов», что нет необходимости играть в «Зарницу», нет необходимости в умениях собирать-разбирать автомат Калашникова, метать гранату и одевать противогаз, пока горит спичка. Но похоже, что стремительно развивающиеся в мире события говорят об обратном. Капитализм после временной передышки, полученной в результате убийства СССР и соцлагеря, снова в кризисе, его противоречия обостряются всё явственнее и сильнее. Война у нас на пороге в прямом смысле этого слова, и мы видим, что те, кто не успел мобилизоваться — уже проиграли.

Рабочий и Солдат, эти угрюмые фигуры, определили ход ХХ века, и они снова возвращаются на сцену истории. Однажды они получили третью ипостась — революционер, большевик, партиец. Наша задача в том, чтобы новые рабочие и солдаты в социальных бурях и катаклизмах нашего века не растерялись и приобрели это партийное измерение, пришли к нам, нацболам, стали рабочими Партии и солдатами Революции.

Злой Татарин

Похожие записи:

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.