МАННЕРГЕЙМ КАК ЗЕРКАЛО КРЕМЛЕВСКОЙ ШИЗОФРЕНИИ

Установка в Петербурге мемориальной доски финскому маршалу Карлу Маннергейму высокопоставленными кремлёвскими чиновниками вызвала вполне предсказуемый грандиозный скандал и негодование горожан. Нацболы дважды, с открытым забралом, под камеры, закидывали её краской, однако власти предпочитали закрывать на это глаза и каждый раз по-тихому отмывать памятный знак.

С первого взгляда вся эта история кажется какой-то нелепой случайностью. Ведь доска рушит все декларируемые основы политики РФ на постсоветском пространстве и в Европе.

Действительно, о какой невозможности пересмотра итогов Второй Мировой войны может вести речь Кремль, делая подобные вещи? О какой борьбе с реабилитацией нацизма на Украине в лице Бандеры и Шухевича или маршами ветеранов СС в Прибалтике там могут заикаться, если в городе на Неве висит целый организатор его блокады с 700 тысячами жертв среди ленинградцев, награжденный Гитлером железным крестом Маннергейм, поубивавший больше русских советских людей, чем бандеровцы и прибалтийские нацики вместе взятые?

Может, это какая-то частная инициатива его фанатов, к примеру, окончательно ополоумевшего Чурова, перекрестившегося на светлый баронов лик на церемонии открытия? Или это был неудачный прогиб перед визитом Путина в Финляндию (даром, что Маннергейм там оценивается как фигура неоднозначная, и потомки «красных финнов» регулярно обливают его памятник в Тампере краской и пишут lahtari, что значит «мясник»)?

Вне зависимости от конкретных мотивов, мы, к сожалению, имеем дело не со случайностью, а с закономерностью. Маннергейм — наглядный пример шизофрении, которую Кремль регулярно проявляет. Например, Путин с гордостью заявляет, что мы защитили крымчан и не отдали их на съедение бандеровцам, «своих не бросаем». А Одессу с Харьковом и Мариуполем отдали как миленькие. В этом случае, значит, своих бросать можно?

На самом высоком уровне говорится о поддержке Донбасса, при этом власти бросают в тюрьмы патриотов, собиравших помощь для ополченцев, вроде Олега Миронова и Юрия Староверова или сторонников Юрия Мухина. Тем временем «обиженный» Мироновым национал-предатель Макаревич спокойно концертирует, а его соратник БГ сперва пьет вино с Саакашвили, а затем — чай с Бастрыкиным.

«Другая Россия» не зарегистрирована и до выборов не допущена, а не признающие Крыма российским ПАРНАС и «Яблоко» (между прочим, на сей счет существует соответствующая статья УК РФ) лезут в Думу. И так далее, и тому подобное. Примеров можно привести много.

Как писал в свое время Лимонов, Путин представляет из себя кентавра: ноги из КГБ, а тело собчаковское. Так и весь режим. Родом из 91-го и 93-го годов, постепенно вошедший во вкус «державности», но всё равно сохраняющий многие родовые черты.

От этого и шизофрения, усугубленная переобуванием всех ключевых его функционеров из коммунистов в либерасты, а затем — в путинисты и патриоты.

Поддерживать такую власть исключительно глупо. Можно одобрять отдельные шаги, типа во всех отношениях блестящего присоединения Крыма, но надо понимать, что за шагом вперед у неё следуют два шага назад, и за одним достижением — два предательства.

Лекарство от кремлёвской шизофрении известно: Русский мир, социализм и государство авангардных социальных форм, то есть национал-большевизм. Приступим к лечению, товарищи?

Андрей Дмитриев

Похожие записи:

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.