МАНГУСТ

Я вернулся к себе на родину в ЛНР в июле вместе с нашей «гуманитаркой». Вступив в батальон «Заря», я сразу поставил себе задачу – как можно быстрее попасть на передовую, участвовать в боях. Взвод нацболов только формировался, но я узнал, что на передовой требуются минеры и записался на учебу. После обучения теории и практике мне предложили остаться у них в части, либо перевестись в спецвзвод «Мангуст», который был тогда сформирован в основном из солдат-штрафников и совершал смелые разведывательно-боевые действия.

Про их командира – позывной Мангуст (в миру Александр Стефановский) –  многие ополченцы отзывались с восторгом. Например, говорили, что однажды он отогнал вражескую технику с пулеметом в руках, при этом одна рука была перебинтована после ранения, а на ногах шлепанцы. За его голову украинским карателям обещают огромную сумму денег. Конечно, я написал рапорт о переводе в этот взвод, и меня вскоре отвезли в район Каменный Брод, где он располагался.

Когда меня и еще одного нового минера подвели к командиру, я увидел молодого мужчину с черной кучерявой бородой и загорелым лицом. На нем были обычные камуфляжные штаны и куртка, на ногах старые кеды. На голове выстрижены клочки волос и следы от швов – последствия ранения минными осколками. Он отвел нас в казарму, где спал сам, и предложил соседние свободные кровати. Мангуст был настоящим военным пассионарием.

Автоматов не хватало, поэтому сначала мне выдали ПКМ, но минёр-разведчик с пулеметом это слишком, и вскоре ПКМ сменили на АКМС. Подъем обычно объявляли в пять утра, и вскоре основная часть бойцов отправлялась на ежедневный боевой выезд. Операции отличались большой смелостью и дерзостью, за что однажды нас, группу пехотинцев из одиннадцати человек, разъяренные «укропы» накрыли из ГРАДа! Несколько раз, когда уже отработала и отступила наша боевая техника, уже под пулями противника нам приходилось закладывать мины. Но ни с чем не сравнить то чувство радости, когда я и мой напарник узнали, что на заминированном нами квадрате подорвалась вражеская БМП!

В бой наш командир всегда шел впереди всех, за что его уважали бойцы. Он был идеалистом и сторонником левых идей (над двумя КПП и над всеми танками, БТРами и БМП развивались красные флаги). Часто, выступая перед бойцами, он говорил не только о социальной справедливости, но и о любви к русской нации и истории, цитировал Льва Гумилева и Че Гевару, мечтал о новом революционном обществе в молодой республике.

Взаимоотношения во взводе сложились братские, справедливые, настоящие. Если между бойцами возникал конфликт, то отношения было принято выяснять в кулачном бою. Народное ополчение – люди разные, поэтому были и наказания. Наказывал Мангуст нерасторопных или накосячивших солдат, заставляя отжиматься от пола, так что многие бойцы становились гораздо сильней. Мы и сейчас любим вспоминать одну историю. Однажды рано утром, пробиваясь на боевое задание, уже перейдя наши огневые позиции и направляясь к тогда уже занятой врагом РЛС, Мангуст заметил, что у гранатометчика нет второго номера (солдат, несущий заряды для гранатомета). Всем нам пришлось становиться в стойку и отжиматься. Наверное, если бы «укропы» увидели эту картину – целый взвод солдат подойдя в упор к противнику отжимается на разбитом минами асфальте, то отступили бы еще тогда.

Нужно добавить, что даже в самых критических ситуациях Мангуст сохранял ясность ума, поэтому наш взвод нес минимальные потери.

4 августа со стороны района Вергунка была совершена очередная попытка прорыва украинской Нацгвардии. Мы с боями отогнали карателей, которые, отступая, совершали поджоги.

Утро следующего дня началось с подъема в 4 утра – отправились на боевую вылазку. После перестрелки в «зеленке» и предварительного минирования мы ушли под вопли раненого «укропа». Вернувшись в расположение и узнав о повторном прорыве на Вергунке, наш взвод во главе с командиром отправился туда. Завязался неравный бой, в котором героически погиб наш командир. Нас было сравнительно мало, у противника боевая техника и много пехоты, а подмога к нам так и не пришла. Едва успевая загружать в машины «300-х», мы отступили. На следующий день наступление карателей захлебнулось, и только тогда мы смогли забрать тела погибших.

Рядом со мной пустая кровать, на которой сложена военная форма. Сверху лежит камуфляжная кепка с прикрепленной к ней красной звездой, осколком мины вырван клок ткани, за что Мангуст называл ее «бронебойной» и хотел передать ее сыну. На родине в Перми у него осталась жена и трое детей. Он воевал и погиб за русских людей и свободу нашей республики.

После назначения нового капитана жизнь взвода стала более умеренной. Кроме огневых позиций в Камброде мы заняли боевые позиции под поселком Хрящеватое, где велись бои. Находились под постоянным обстрелом, включая и фосфорные снаряды (ночью это было похоже на гроздья салюта, падающие вниз). Также ездили по Луганску и передовым позициям, уничтожали неразорвавшиеся мины и снаряды с помощью пластида.

Артем Прит

Автор текста Артём Прит (на фото) — уроженец н.п. Красный Луч, ЛНР, нацбол с 10-летним стажем. Рабочий, четыре года отдал шахте. Активный участник весеннего восстания в ЛНР. Партийцы помнят Артёма по съезду «Другой России» 30 апреля 2014 года. Два месяца он проработал в тылу, помогая выстраивать систему снабжения, участвовал во многих акциях, затем вернулся в Луганск и вступил в ополчение.

Освоил несколько военных специальностей, в итоге стал штурмовиком. В этом качестве участвовал во многих боевых операциях вместе с легендарным Мангустом, которому и посвящена его статья. Показал себя очень хорошим солдатом.

В бою под Сокольниками 12 ноября Артём Прит оказался на острие атаки Нацгвардии Украины, стремившейся окружить позиции ополчения. Принял на себя первый удар, был тяжело ранен в брюшную полость и ногу. Врачи долго боролись за его жизнь, и Артём нашёл силы выжить. Однако, он потерял ногу.

Перечисляйте помощь для Героя на реквизиты Интербригад.

Архив 15 номера газеты.

Похожие записи: