КУРЁХИН

77-й годовщине трагической гибели тов. Чкалова посвящается.

С Сергеем Анатольевичем Курёхиным лично мы познакомились году в 1992-м, а, может быть, и раньше. То ли у Сергея Фирсова дома, да, скорей всего. А, возможно, ещё где-нибудь.

Я помню, стоим мы на Пушкинской, неподалеку от легендарного магазина «Нирвана», всё залито солнцем, весна, вода всюду журчит, и чего-то там разговариваем. Подходит к нам Миша «Плохиш» Шашков (был такой журналист, Царствие ему Небесное, хороший человек), а Сергей давай над ним подтрунивать — мол, любовь к минералам, мол, минералы любишь? Конечно, что же ещё любить — только минералы. Это я так, к слову.

Однажды он принёс к Фирсову только что вышедший фильм Гринуэя «Повар, вор, его жена и её любовник» без перевода и всю картину переводил, чай, не зная языка вовсе. Однако всем собравшимся, а их было очень немало (Кондрашкин ещё живой с барышнями был и куча другого народу, включая меня) было очень интересно. Особенно про цветовое решение сцен. В это время Гоня, кот Сергея Фирсова — тоже любопытнейшее создание (однажды всем скопом его искали, ибо потерялся, и сквозь почти безнадёжные поиски обнаружили его застрявшим между шкафом и стеной. Он спал, только задние лапки торчали. В общем вытащили), так вот, Гоня при всём богатстве выбора обуви, что была в прихожей — народу-то дома многовато — предпочитал ссать именно в ботинки Сергея Анатольевича и делал это дозированно: половину в один бот и столько же в другой. Потом крики: «Бл…, Фирсов, опять твой кот!..» и так далее.

Однажды я очень подвёл Сергея. Мы уговорились, что я буду участвовать в Поп-Механике, играя там на гитаре. Тогда я был длинноволос и ходил в косухе, видимо, по фактуре подходил. В общем, я одолжил у Лёши Плюснина гитару, и мы это предстоящее событие в магазине «Нирвана» очень хорошо отметили. Утром я, конечно, проснулся, но к десяти не то чтобы не поспел, а попросту задача была куда поважней — выжить как-нибудь. После мы не разговаривали несколько месяцев, только короткими взглядами обменивались. А потом опять установили отношения. Вернее, Курёхин восстановил.

Бывало, позвонит, мол, пойдём гулять — с нашим удовольствием. Идём, он рассказывает: недавно был в Норвегии и, вот жалость какая, — буквально за неделю до моего приезда тролли из фьордов ушли. Все их видели, а мне не получилось. Это я не к тому, что Курёхину не везло. Напротив, это был очень красивый и сильный человек. Конечно, гений. А, кстати, про неудавшееся мое выступление в Поп-Механике — потом оказалось, что я должен был чудовищно запиливать на гитаре с выключенным звуком. Кажется, меня тогда благополучно заменил Ляпин. Правда, я не знаю, включили ему звук или нет.

Ещё я каждый день ходил на запись «Детского Альбома» на студию Мелодия, что на Ваське. Надо было записать гитару. Я (опять же) благополучно попросил гитару у Лёни Фёдорова. Записали мой бред дабл-трэкингом. Fender Jaguar. Машина очень тугая. Сергей Анатольевич раза, наверное, три слушал. Ничего не сказал. А когда post mortum это вышло, я своё инструменто не услышал — пересводили другие люди, чужие. Песня эта с голосом Б. Б. Гребенщикова на английском языке.

Помнится, ещё в том же магазине «Нирвана» стою, что-то ребзе хорошее втираю про национал-большевиков, а рядом Курёхин пластинки рассматривает и точно прислушивается. Мы не пересекались, к сожалению, по этому поводу, но все прекрасно знают, что в результате получилось. Вышло очень хорошо. Очень жаль, что его нет с нами. А больше я не знаю, что писать.

Кузя УО

Похожие записи:

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.