КТО ЖИВЕТ В «БАНАНОВОЙ РЕСПУБЛИКЕ»?

В Бразилии несколько месяцев продолжаются массовые протесты против передачи крупнейших месторождений нефти, недавно обнаруженных на континентальном шельфе, частной консорции с участием иностранного капитала (французская Total и голландско-британская Shell). Основной лозунг манифестантов: «Нефть принадлежит народу!». Среди протестующих наиболее активно выступают Единая федерация нефтяников и Профсоюз нефтяников. Их забастовку поддерживают во многих штатах Бразилии. Суд отклонил все иски против проведения нечестного аукциона и его результатов. На улицах Рио-де-Жанейро периодически происходят стычки между полицией и демонстрантами.

И нельзя сказать, что протесты не приносят результатов – с 2014 года вступает в силу принятый под давлением общественности закон, согласно которому все доходы от открытых нефтяных и газовых месторождений будут направлены на развитие образования и здравоохранения. 75% доходов от будущей разработки «подсолевых» (т.е. находящихся под океанским дном) нефтяных и газовых месторождений будет направлено на образование, 25% — на здравоохранение. Сложно представить, что подобное произойдёт, скажем, с Штокманнским месторождением или арктической нефтью в России.

Между тем, несмотря на то, что Конституция России закрепляет общенациональное владение недрами, получилось так, что по ныне действующему закону «О недрах», пролоббированному нефтяными олигархами, сверхприбыль спокойно течет в карманы нефтяных компаний и их владельцев.

Нигде в мире и сегодня ничего подобного нет. В подавляющем большинстве стран мира от 80 до 90% сверхприбылей от эксплуатации недр поступает в государственную казну. В Саудовской Аравии, например,за счет нефтяной ренты создаются именные счета граждан, которые дают им возможность получать образование, воспитывать детей и приобретать собственность.

Академик РАН Дмитрий Львов очень наглядно посчитал из чего создаётся российский доход: «если принять весь нераспределенный доход страны за 100 процентов, то наш общий труд вносит в доход 5 процентов, бизнес российский дает еще 20 процентов. А 75 процентов – это природные ресурсы: газ, нефть, лес, рыба и так далее. Один газ приносит нам около 30 миллиардов долларов в год. Следовательно, основной доход создает природный потенциал России. Этот доход и называется рентой. В широком смысле — это как бы дополнительный доход, сверхдоход, не создаваемый трудом и капиталом. Но при этом оказалось, что 70 процентов всех налоговых поступлений страны идут за счет фондов оплаты труда. Как же это так?… Если у нас на самом деле 75 процентов доходов создается рентой, а мы везде трубим, что 70 процентов налогов получаем за счет труда, то это безобразие».

Посмотрим на пример ближневосточных коллег по нефтяному бизнесу — Бахрейн, Кувейт, Йемен, Саудовская Аравия, ОАЕ. Здесь и разведка, и транспортировка, и добыча, и продажа нефти находятся в руках государственных компаний. Государственное устройство, как правило, монархии, отсюда нефть фактически принадлежит царствующим династиям. Но даже они нефтедолларами с населением делятся, понятное дело, в пределах разумного по их мнению. Но делятся! В Кувейте (третья страна в мире по числу миллионеров) каждый гражданин при рождении получает 3 тысячи долларов. Кроме того, все жители имеют право на беспроцентную ссуду на строительство жилья. Каждый подданный получает по 170 долларов в месяц на несовершеннолетнего ребенка и 300 — на неработающую жену. В стране действует бесплатная медицинская помощь, а если пациенту нужна операция за границей, государство берет на себя все расходы. Примерно то же и в Саудовской Аравии, там еще есть и беспроцентные ссуды на строительство дома и покупку автомобиля.

Не стоит и говорить о том, что жители нефтедобывающих стран избавлены от коммунальных платежей за электроэнергию – ведь она производится из того, что принадлежит всем! Сравнение цен на бензин также не в пользу России.

На справедливом распределении национальных доходов от экспорта «чёрного золота» строилась экономическая модель Ливийской Джаммахирии Муамара Каддафи, где пособие по безработице составляло 700 $, а молодым семьям единовременно выплачивалось до 63 000$ на покупку жилья, не говоря уже о прочих прелестях социализма в виде бесплатной медицины и лекарств, доступного образования и низких цен. Мы знаем, всё это было разрушено во имя «торжества демократии». Сегодня ливийская нефтяная промышленность приватизирована, Ливия фактически поделена на сектора, в которых войска стран НАТО прикрывают нефтяные вышки и НПЗ, принадлежащие всё тем же игрокам – Total и Shell.

В Норвегии, принадлежащей к избранному клубу развитых западных цивилизаций, нефтяные компании отдают казне 78% прибыли. Средства через бюджет идут на социальные нужды, обеспечивая населению один из самых высоких уровней жизни в мире. Все, что остается после трат на образование, медицину и прочие социальные нужды, вкладывается в ценные бумаги или инвестируется в экономику.

У нас так не получится заявляют российские нефтяные бароны. Они говорят, что изымать у нефтяных компаний что-то еще сверх того, что уже выплачивают в бюджет сегодня — это значит задушить «нефтянку» непомерными налогами, перекрыть канал инвестирования в новые технологии, модернизацию отрасли и, значит, срубить сук, на котором «сидит» сейчас вся российская экономика. Но может быть, проблема в другом? Может просто, если эти ребята, сплошь друзья, однокашники и партнёры нынешнего президента, не могут распоряжаться тем, что им досталось не по праву? Может им просто нужно уйти, если они не хотят делиться со всеми?

И ещё один вопрос возникает, смотря на экономическую карту мира: так кто же живёт в «банановой республике»?

Злой Татарин,

по материалам СМИ

Похожие записи:

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.