ГОЛОВОЙ О СТЕНУ

Самый антитурецкий фильм, снятый в Германии. Полагаю, что все кордоны цензуры победившего мультикультурализма он прошёл потому, что режиссёр фильма и почти все герои – турки. Думаю, что в современной Европе художникам приходится использовать эзоповы хитрости примерно так же, как в свой «золотой век» их использовали Пушкин и Гоголь.

Главный герой хоть и турок, но по фильму понятно, что турок он весьма условный. «Грёбаные турки!» – говорит главный герой после того, как на дискотеке его избили земляки, которые ведут себя и даже одеваются точь-в‑точь, как русские гопники. «Что ты сделал со своим турецким?» – спрашивают Кахита (имя главного героя) вновь приобретённые родственники во время патриархальной церемонии сватовства. «Я с ним завязал», – как-то железно ответил он. Судя по всему, перед нами полностью натурализовавшийся в германское общество турок, т. е. уже не турок. Быть может, режиссёр дал главному герою такое этническое происхождение с одной лишь целью – пройти толерант-контроль во избежание обвинений в нацизме. Сейчас это самое страшное обвинение в Германии. Ирония судьбы или, скорее, логика истории. Кармические эффекты, видимо, имеют место быть не только в жизни одного человека, но и в жизни целых наций.

Весь фильм, как мне видится, построен на антитезе традиционного турецкого общества и свободного европейского уклада жизни. Не выдерживая гнёта патриархальных нравов своей семьи, героиня пытается покончить жизнь самоубийством. Главный герой также пытается свести счёты с жизнью, но, видимо, как раз по причине обратно противоположной: он не выдерживает невыносимой свободы, которая стала для него пустотой. Оба они не могут жить без любви. И вот они встретились в клинике для душевнобольных. Впрочем, где ещё могут оказаться люди, которые ставят любовь выше патриархальных предрассудков и модерновой свободы деградировать?

Режиссёр как бы сводит два мира, которые всё же достаточно условны в реальной жизни, но вполне имеют место быть как жизненные установки: европейский мир постмодернистского гниения, где главная цель – заполнить тошнотворную пустоту бытия наркотиками, сексом и рок-н‑роллом, и традиционалистский мир патриархального лицемерия, где мужья постоянно ходят в публичный дом и обсуждают эти посещения в циничных подробностях, но при этом изображают из себя примерных семьянинов, радеющих за честь семьи. Ни тот, ни другой мир в итоге не выдерживают испытания доведением до логического финала самоё себя.

Европейский мир морального хаоса не выдерживает испытания правдой. Когда какой-то неудачник, хоть и не без оснований, начинает оскорблять жену главного героя, Кахит его убивает. По логике постмодернизма, главный герой должен не реагировать на оскорбления, призвав дзен-пофигизм, или цинично поржать вместе со своей жертвой, призвав опять же пофигизм. Накрайняк устроить беспонтовую кабачную драку, коих, судя по фильму, на счету Кахита немало. Патриархальный мир не выдерживает испытания силой, когда три здоровенных лба не смогли справиться с хрупкой девушкой и им пришлось её зарезать, чтобы заставить замолчать. Убийство – это тоже поражение.

Ведь если нет явной патологии, убивают только тогда, когда нет иного способа справиться с ситуацией. И хоть убийство и не состоялось – Сибель осталась жива – оно есть в самой ситуации. Постмодернистский мир не выдерживает испытание цинизмом. Цинизм – то, что ставится во главу угла современного европейского общества, где всё святое осмеяно и признано вредоносным мракобесием. Патриархальный мир не выдерживает испытание силой. Ведь именно сила считается самой большой добродетелью в архетипичном традиционалистском сознании. И это, безусловно, стоит преградой на пути развития как личности, так и общества.

И хотя концовка может показаться не очень радостной – классического «хэппи энда» так и не состоялось – но всё же можно сказать точно: герои фильма больше не будут пытаться себя убить. Европеец понял ценность «возврата к корням», а турчанка смогла реализоваться в турецком обществе, оставаясь совсем нетипичной представительницей слабого пола, сделав ставку не на заявление своего «Я», а на упорный труд и саморазвитие.

Фильм стоит посмотреть. Хотя бы для того, чтобы порадоваться тому, во что превратилась гордая и мощная своей несгибаемостью крупповской стали Германия после встречи с нашими дедушками и бабушками. Главное – не смотреть в окно, чтобы не портить свою радость видами того, во что превратилась страна, сломавшая хребет нацистскому монстру, и понять, что «дикие» народы вполне могут одержать верх и над нами, русскими.

Олег Миронов

Похожие записи:

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.