«ДРУГАЯ РОССИЯ» ЗА ТЕХ, КТО РАБОТАЕТ

«Другая Россия» за тех, кто работает

Вспоминать события декабря 2011 года, когда горстка «спартанцев» стояла на площади Революции и смотрела, как Немцов и прочие уводили разгневанных горожан на «Болото», неприятно. И вопрос не в том уже, что было бы, если бы не… История, по наибанальнейшему выражению, не терпит сослагательного наклонения. Однако проанализировать что произошло, почему, какие ошибки были допущены, и как сделать так, чтобы больше никакое «Эхо Москвы» и никакой Немцов не сумели в час Х украсть Революцию, попробуем.

С 2006 года ныне запрещенная НБП вступила коалицию с буржуазными либерально-демократическими организациями, такими как РНДС Касьянова и ОГФ Каспарова. Плюсы сотрудничества — это финансирование либералами фактических проектов бывшей НБП: Маршей Несогласных, Национальной Ассамблеи. В том, что буржуазные союзники не хотели проводить марши чаще и радикальней, в том, что из Национальной Ассамблеи сделали говорильню, уже наблюдались очертания болотного предательства 2012 и мертворождённое дитя Координационного Совета оппозиции. Да, другие люди, другие фамилии. Но смысл и буржуазная классовая суть остались те же.

Коалиция «Другая Россия» распалась. НБП была запрещена. Каспаров и Касьянов фактически ушли из политики. Партия «Другая Россия» продолжила дело одноименной коалиции в одиночку. «Стратегия 31» три года разогревала промёрзшие российские улицы и серые массы на них. Предательство Людмилы Алексеевой пике «Стратегии 31» ещё раз дало понять, что буржуазным правозащитникам верить нельзя. В ситуации, когда им приходится выбирать между бунтующим, борющимся народом и спокойствием власти и бизнеса (ну и своим комфортным существованием за западные гранты) конечно, они выберут последнее.

Власть и бизнес им ближе и понятнее, чем чернь на улицах, непонятные леваки, гражданские активисты и Лимонов со своей бригадой. Это было второе предупреждение о том, что буржуазные организации и их лидеры нам не друзья.

Декабрь 2011 года стал для власти неожиданностью, из которой она судорожно искала выход. И нашла очень легко. Благодаря той же буржуазии, буржуазным блоггерам, «Эху Москвы»… Сговоры в «шоколадницах», вискарь, Пархоменко, Немцов и прочее.

Но неожиданностью 11 декабря стало и для сторонников Лимонова. Главным образом потому, что все эти годы мы готовились к Майдану, к уличному противостоянию, а не к хитрому обману либеральных оппозиционеров, которые выпустили пар из паровоза Революции, не дав ему отойти даже от перрона. Оправдывает ли это нас? Совершенно не оправдывает. Противостоять сговорам в «шоколадницах» и мэриях, и уводу разгневанного нечестностью власти народа на «болото» мы не смогли. Да и не могли смочь. Заточены были на другое. Верили в прямой конфликт с властью на улице, готовились к нему. Как это будет на деле — мало кто представлял. А власть взяла и хитро ушла от конфликта, с помощью классово и ментально близких ей либеральных псевдооппозиционеров. Жизнь оказалась сложнее. В будущем, такие очевидные и простые сложности надо бы уметь предвидеть.

Нельзя говорить, что работа, проделанная нами с 2006 года, была напрасной. Сторонники Лимонова были и являются движущей силой всего нового и свежего в оппозиционной среде и в России в целом. Во многом наша заслуга в том, что десятки тысяч людей впервые за долгие годы вышли на улицы.

Но не надо и переоценивать себя…

Все наверняка задумывались о составе и структуре людей выходивших на Триумфальную и Болотную в 2011-2012гг. Сидя в ОВД 6-го декабря 2011г, после первого большого винтилова на Триумфальной, я был удивлён, что впервые за многие годы из 25 человек было всего три нацбола. Все остальные беспартийные молодые люди. Среди них учитель, студенты таможенной академии, бывший военный, несколько работяг. Хипстеров я не видел. Все это были люди либо зарабатывающие на хлеб своим трудом, либо те, кто вынужден это будет делать в будущем. Многие попали в полицию впервые, но были готовы ехать на сутки. Они вели разговоры о политике, может, не очень зрелые, но лично меня это тогда сильно поразило. Вот ведь народ, ради которого мы столько боремся, думалось тогда. Через четыре дня эти же люди стояли на Болотной, наверное, и внимали скучнейшим и лживейшим буржуазным вождям. Как же так?

Однако, что представляли массы на Триумфальной и Болотной? Это множество мелких групп и отдельных граждан, объединенных антивластными эмоциями. У этой массы людей, чтоб её не могли одурачить, должно быть классовое ядро, чётко осознающее свои интересы, которое способно довести до конца не только процесс демонтажа режима, но и социальные преобразования в стране. И это должна быть не партия и не движение, а структурированный и солидаризированный класс. С ним и должна работать революционная партия, на него «делать ставки». Разговоры типа «война план покажет» и, что мы будем опираться на всех несогласных режимом атомизированных гражданских активистов (из которых потом появляются разнообразные чириковы) уже не актуальны. Не катят такие разговоры уже. Каждый активист «Другой России» должен знать, за кого он борется, какая часть народа для него революционный авангард.

Проблема «Другой России» (как и всех других левых организаций в стране) в отсутствии связи с социальной базой. Левые политические организации России парят в воздухе и с высоты зачастую смотрят на проблемы общества и простых тружеников, втайне думая, что вот когда мы возьмём власть, мы это всё решим потом. Но решать нужно не потом, а здесь и сейчас. Нужно учить людей труда отстаивать свои права. Можно сколь угодно долго опираться на абстрактный «народ», в который входят и немцовы, и прохоровы, и хипстеры, и прочие буржуазные элементы, но нужно определиться, с какой частью народа нам работать. У нас не хватит ни людей, ни средств на всех. Нужно выбрать самую взрывоопасную среду и работать с ней. Проще говоря, нужно выбрать революционный класс. А им может быть только рабочий класс – люди труда. В идеале деятельность политической организации должна заключаться в том, чтобы через обучение людей труда отстаивать свои экономические права (зарплата, условия труда, соцобеспечение) они через репрессии работодателя и государства пришли к пониманию необходимости борьбы за социальное переустройство, проще говоря, за социалистическую революцию.

Однако надо признать, что солидаризированного рабочего класса в России нет, профсоюзы даже те, что имеются, даже самые боевые, это всего лишь ростки самоорганизации, ее начало… Но, судя по всему, начало большого пути и большой работы, во многом, возможно, нудной, непривычной и кропотливой. Касательно «Другой России» можно сказать, что для нас это вообще terra incognita. Нам всегда было проще устроить геройское АПД, сделать информационный взрыв, отметиться в проблеме, и часто забыть про неё. Однако геройство геройством, а партии и трудящимся нужен эффект от деятельности. А эффект на первых этапах — это отбитые у чекистов и буржуазии куски «жизненного пространства»: достойные зарплаты, соцобеспечение, соблюдение гражданских прав… И задача наша научить людей защищать это «пространство», и через защиту экономических прав, дорастить их до понимания необходимости социалистической революции.

А для этого самим надо учиться. У кого? Здесь сгодятся и книжные классики марксизма, и опыт современных боевых профсоюзов, и наиболее адекватных идеологов левого движения. Но главное это наши действия, которые не должны ограничиваться митингами и АПД. Нацболы должны идти в народ. Но не так, как это было в период сбора анкет в 2005 году (взяли анкету — дали газету – ушли — забыли). Те наши товарищи, которые работают на предприятиях, должны стать центрами защиты экономических прав и источниками политической информации, и все силы прилагать для создания первичных организаций профсоюзов. И не надо поначалу громко кричать о своей партийной принадлежности. Если вы будете эффективны, люди узнают, в какой партии вы состоите.

Безработные сторонники партии вполне могут пойти работать на предприятия (предпочтительней новой экономики – там народ моложе и пассионарней) и организовывать людей для защиты прав в первичные организации профсоюзов. Кстати, это хоть как-то решит и финансовые проблемы рядовых партийцев. О том, что говорить людям, как объединять и защищать права можно учиться у профсоюзов, имеющих больший опыт в этой среде, чем мы. И не надо этого стесняться.

Безусловно, надо налаживать контакты с лидерами объединений профсоюзов и лидерами отраслевых профсоюзов в Москве. При нашей известности мы можем быть равноправными партнерами и приносить пользу друг другу. И спектр этой пользы может быть велик от взаимодействия в информационном пространстве до «работы в поле» (благо, активисты «Другой России» люди честные и добросовестные).

Понятно, что сейчас довольно сложно всем вот так взять и пойти на предприятия, создавать первички профсоюзов и т.п. Однако, те, кому трудно сразу взять и начать делать что-либо в этом направлении, хотя бы должны на первом этапе приблизиться к пониманию нужности и перспективности такой работы.

Население России в настоящем и будущем стремительно левеет, и будет леветь, благодаря либеральным реформам ЖКХ, систем здравоохранения и образования, развалу предприятий, вступлению в ВТО и прочим факторам — достижениям путинской стабильности. Особенно это будет касаться молодёжи. Лихие 90-е прошли — собственность поделена: крупная между чекистами и олигархами (сынками советских партбонз), та что помельче — между бывшими братками и шустрыми крепкими хозяйственниками.

Молодёжи остается только вкалывать на этих жадных и прижимистых «папиков», которые будут выжимать из молодых все соки, при этом платить копейки. Дорога в мелкий бизнес молодёжи тоже закрыта в коррумпированном полицейско-бандитском государстве. Поэтому революционный взрывоопасный рабочий класс будет зреть, он ещё в зачаточном состоянии, и скорость созревания его во многом зависти от политических активистов левых партий, сильнейшей из которых (прежде всего по качеству людей, их сплочённости и готовности к самопожертвованию) является наша партия «Другая Россия».

«Другая Россия» за тех, кто работает!

Юра Чук

Похожие записи:

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.