ДОНБАССКАЯ ВОЙНА ПРОДОЛЖАЕТСЯ

В середине августа резко возросла интенсивность боевых действий на Донбассе. Грохочет артиллерия, не прекращаются вылазки ДРГ, на ряде участков фронта начались операции по прощупыванию боевой устойчивости противника.

Атмосфера накалена; и наша сторона, и противник морально готовы к проведению крупной операции, наподобие Дебальцевской, с соответствующим напряжением сил и ресурсов. Начало подобной операции зависит как от военных (будет ли найден удобный участок для прорыва), так и от политических факторов — стратегические решения принимают люди в Кремле и Вашингтоне.

Нацболы в состоянии боевой готовности находятся в своих подразделениях в ДНР и ЛНР. Все они рады возобновлению боев — ситуация «ни мира, ни войны» реально выматывает.

Прошлый донбасский август был заполнен жаркими боями. Год назад украинская армия перешла в решительное наступление. Был окружен Луганск, велись бои в городской черте Донецка. Под Хрящеватым, отражая прорыв украинской бронетехники, погиб наш товарищ, ополченец ЛНР Илья Гурьев.

В тот момент, когда народные республики повисли на краю пропасти, на Донбасс телепортировались колонны вежливой бронетехники, и уже украинская армия оказалась на грани разгрома. Наступление наших сил было остановлено по политическим мотивам. Решение об этом принималось в Кремле.

Мотивы, которыми руководствовался Кремль, ясны. Не хотелось до конца портить отношения с США, поэтому ДНР и ЛНР было суждено стать очередными непризнанными государствами по аналогии с Приднестровьем, Абхазией и Южной Осетией с постепенной заморозкой конфликта.

Это решение оказалось ошибочным.

Соединенные Штаты окончательно осознали в России угрозу своему контролю за евразийским континентом, и никакие Минские соглашения не помешали американским сателлитам начать против РФ экономическую войну, которая развивается по сей день.

К тому же Кремль упустил следующее: в 1991 году молдавская, а в 1992 и 2008 году грузинская армии были разгромлены, лишив милитаристские режимы этих стран возможности вести боевые действия. Украинская армия разгромлена не была. Спустя год боевых действий сухопутные войска Украины — одни из лучших в Европе. Мобилизационный потенциал 35-миллионной страны в сочетании с не до конца промотанным советским наследием, впечатляющим пропагандистским аппаратом и все возрастающей поддержкой блока НАТО позволяет ей вести войну на истощение.

Принудить Украину к миру может только кнут.

Что Россия может сделать прямо сейчас? К масштабной армейской операции против киевского режима Кремль морально не готов. (Хотя удар вдоль Днепра по сходящимся направлениям в ситуации нахождения всех боеспособных частей ВСУ на Донбассе приводит украинскую державу к немедленному коллапсу.) РФ следует признать ДНР и ЛНР, оказать им необходимую помощь для возвращения контроля над оккупированными украинцами районами, что создаст в находящейся состоянии патриотического психоза Украине политический кризис. Затем, используя в том числе недавно созданный Комитет Спасения Украины (отнюдь не глупая идея этот комитет), отделить от Украины области Новороссии.

Если вернуться от глобальных планов к палящим донбасским степям, то остается констатировать, что война продолжается.

Александр Аверин

Похожие записи: