ДИКТАТУРА

Диктатура

Мы шли вдвоём, поздним вечером и смотрели на город.
И так нежны были два слова, которые мы не сказали…
наши два слова Городу и Миру:
«Ковровые Бомбардировки!»
(из неоконченного)

«Мы пережили эпоху подавления масс во имя личности, теперь мы переживаем подавление личности во имя масс». Фразу эту вроде бы помнят, и даже, при случае, преподносят под нос слушателю или читателю, в особенности, когда толкуют о «либеральных ценностях». Но всё равно забывают постоянно. Вот, допустим, речь идёт про историю двадцатого века, и сразу – ужас в выпученных глазах, затекстовое лицо повествователя сведено судорогой, ни дать, не взять: публицист-историк рассказывает о том, как узрел Дьявола, приоткрыв собственный холодильник:

— Во-от, какой страшный был тиран товарищ Сталин! Он был ужасный и с усами! И с трубкой! Он всех убивал-стрелял и устроил ГУЛАГ. Страшно ли Вам, дети?
— А вот какой страшный был тиран господин Гитлер! Он всех убивал-сжигал-травил! И вообще хотел весь мир скушать! Страшно ли Вам, дети?
Про Ульянова(Ленина) я даже и вспоминать не буду….

И вот так, усилиями испугавшихся, наделяются былые (а иногда и нынешние) правители всеми чертами антихриста. А Дьявол смеётся над попытками найти его там, где он отсутствует. То есть над тем, что его не увидели там – где он есть.

Существует страшный диктатор, единственный диктатор — Общество.

Тоталитарное общество! – обрадовано воскликнут господа либералы.

Нет!

У общества есть два состояния – либо оно честно и справедливо, либо нет. Как и человек, либо есть у него честь, либо – нет. Все остальные определения – тоталитарное, либеральное, социалистическое, и т. п. – несущественны, как человеку, которого режут, несущественно, чем его режут – ножом или каким-то другим инструментом. И я не буду сейчас лезть в историю, обращусь к нынешним дням.

Двухтысячные годы. Циничный подлый смысл закона о «монетизации льгот» был, собственно, понятен всем, несмотря на обильную демагогию. И?! По каналу «НТВ», помню, рассказывая об одной из акций протеста, проходившей в первые дни после принятия того самого закона, с трудом скрываемым гнусным сарказмом отметили: «… но никто, кроме самих, пенсионеров, к протесту не присоединился». Порадовались, значит, за то, что общество достигло нужной степени подлости. Или трусости…. ТВ, конечно, как обычно, привирало. Многотысячные «льготные бунты» в Петербурге, к примеру. Громкая акция нацболов в Минздраве. Тот же Петербург: водитель троллейбуса отказался взимать со льготников плату за проезд, и был привлечён за это к уголовной ответственности. И… и всё.

Общество стерпело, принято говорить так: общество стерпело. То тут, то там…. Снесли дом, выставив жильцов на улицу, не понёс наказания преступник или умер в ОВД невиновный, в 20-тиградусный мороз люди остались без отопления и помёрзли незаметно, кому-то, по халатности, пришили к животу палец, гражданину N из-за бюрократической ошибки в недельный срок приказали перестать существовать. И… общество стерпело…. Только кого? Демоническую личность, прячущую бледное тело под государственного значения пиджачком, где-то на недосягаемой вершине властной пирамиды? Так это же таракан, таракашечка, если честно.

Дьявол смеётся… Смеётся над тем, что ты не увидел его там, где он есть. В каждом, из перечисленных выше случаев, в каждом… дьяволом был ты. Ты был частью подлой силы, которая насаждает страх, из-за собственного страха, и несвободу, из-за собственной неволи. Частью Общества.

Посмотрись в зеркало. А потом посмотри на ночь «Догвиль» Ларса фон Триера, особенно финал…. А потом прислушайся. И начинай действовать.

Александр Яшин

Похожие записи:

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.