ЧЕЛОВЕК УМЕР

Многое уже написано о кризисе идентичности, постмодерне и порождённой им постличности. Биологически это вроде человек, но функционирующий по принципу флешки, информационного накопителя. Он не имеет стержня и не обладает субъектностью как Личность. Его «дух» меняется, в зависимости от того, какую информацию в него записать или удалить.

В последние годы распространилась «культура селфи» — когда люди сами себя фотографируют. Или, вот, ситуация с псковскими школьниками, которые вели прямую трансляцию в Periscope последних минут своей жизни. На видео один из подростков говорит: «Вот так надо прожить последние минуты своей жизни — красиво» и, высунувшись из окна, начинает стрелять из охотничьего ружья в полицейскую машину.

Что-то во всём этом есть. Для кого люди делают сэлфи? Думают ли они вообще, что кому-то интересно смотреть, как они себя сфотографировали на фоне бревна, автомобиля или поезда, на фоне какой-нибудь другой ерунды?

На самом деле, им не так важно, будет ли это кому-то интересно. В первую очередь люди хотят доказать самим себе, что они существуют, запечатлеть свой образ, показать, что они все еще есть. Это факт обретения субъектности.

Когда человек настолько ничтожен, настолько не уверен в себе, он может лишь сфотографировать себя, выгрузить в Инстаграм и сказать: «Я — есть». А если кто-то поставил лайк, то он согласен с тем, что ты есть и, возможно, даже красив. Абсурдность ситуации увеличивается тем, что разработаны целые технологии по накручиванию лайков. Фейки лайкают страницы в социальных сетях за деньги или за взаимные лайки.

Весь этот кризис личностной идентичности позволяет нам перефразировать Ницше и уверенно сказать — человек умер.

Игорь Могилёв

Похожие записи:

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.