БРАНИМИР — «ЖИТЬ НА ГЛУБИНЕ» (2016)

Как мы помним, о своём предыдущем альбоме — «Семь чудес» — сам автор отзывался, что это «не совсем Бранимир». Альбом «Жить на глубине» позволяет увидеть, вернее услышать, что же такое Бранимир, как он есть, понять всю суть и, не побоимся этого слова, глубину этого явления.

Бранимир не просто парень с гитарой, который сочиняет и поёт песни, весёлые и не очень. В нём будто бы сошлись две линии: одна — безусловно русская, от Башлачёва и Янки Дягилевой, эту линию своего развития он давно превзошёл, а вторая тянется от «проклятых поэтов»: Бодлер, Вийон (неслучайно стихотворение последнего декламируется под занавес альбома) и, конечно же, Лотреамон.

Именно лотреамоновский ужас бытия Бранимир живописует так, как до него мог только один русский человек — покинувший нас год назад Юрий Витальевич Мамлеев.

Но в чем соль бранимировской поэзии? В том, что сквозь ужас бытия он видит первозданную красоту мира, того самого «мира без греха», о котором пел Летов. Собственно, за неё, за эту красоту, и за этот мир, Бранимир и «бранится», т.е. воюет. Его позиция — это позиция стоика (и здесь ещё одна линия, восходящая к традициям Диогена Лаэртского и древнеримской философии времён упадка Империи): жить на дне нужно без страха и без суеты, не прятаться в грёзах или в дурмане («какой тут, нах.., джа? ведь нет на праздники ходатайства, точи топор и будь поборником стяжательства»). Все растём из земли и в землю ляжем, сделать это нужно с прямой спиной, не сутулясь, ступая по можжевельнику, вопреки злой воле богов (или Бога), которые (который) хотят видеть человека униженным и оскорблённым.

Для европейской дарк-фолк-сцены «человек среди развалин» Эволы является ключевым персонажем, тема обыграна десятки раз, но Бранимир, не мудрствуя лукаво, делает всех этих ребят, истрепавшихся и обмельчавших. Потому что до конца и по-настоящему прочувствовать мир, лежащий в руинах, «на глубине», мир, в котором солнце закатилось и больше не восходит, можно только в одном месте — в матушке-России. И здесь нет ни грамма политики, одна чистая онтология:

Есть вечно виноватое правительство,
Горстка бл..ей, корифеев накопительства,
Дельцов, жополизателей, предателей,
Буржуев, их шестёрок-прихлебателей,
Есть госстандарт и госстандартоприниматели,
А остальных они гнобят к такой-то матери,
Гремят теракты и громят нашисты бункеры,
И усмиряют бунтарей зубодробительством,
Свободомыслие живёт, но где-то в мизере,
Истошно воют педерасты в телевизере
Про ваши ручки, ваши пальчики,
Им пое..ть, что где-то в Грозном гибнут мальчики…
Ещё есть смерть, нужда и лицемерие,
Бросайте, внуки, косяки, довольно зелия!

P.S.: Отдельное Саше спасибо за то, что превратил «Отцвели» в цыганский романс — будто сам барин Никита Сергеич Михалков ударил по струнам.

Татарин

Похожие записи: