БЕЖЕНЦЫ : ДОБРАВШИСЬ ДО «АВСТРИЙСКОГО РАЯ»

В России сейчас много пишут по проблеме беженцев в Европе, почему-то грудью становясь на защиту немцев. Громче всех сегодня кричат на русскоязычных ресурсах про опасности вала мигрантов те их «наших», кто живет на ПМЖ в Германии, кто прибыл туда, «сбежав от ужасов коммунистической чумы», с предъявлением как доказательство своего «инакомыслия» какой-нибудь справки из милиции о задержании.
А еще любимые детки наших сановников, грабящих сегодня Россию. Сталкивался там с ними — наглейший и ленивый сброд. Нас, оставшихся дома, они считают юродивыми недоумками, а себя — солью земли.
Именно они стремятся сесть там на пособие и ничего не делать, но приписывают сегодня это желание арабам, на деле значительно более трудолюбивым, чем они сами. «Наши за бугром» без оснований опасаются, что часть потока благ, который обрушивался четверть века на них как «борцов с режимом», будем предоставлен нынешним беженцам, а про них забудут.
Я сам был нелегальным мигрантом в Бельгии и Франции, бомжуя с давно просроченной визой в поисках сезонной работы. Все мои симпатии сегодня полностью на стороне беженцев и мигрантов, а не «местных». Проблемы европейцев с их «национальной идентичностью» — это их проблемы. Мне, как и всем нищим русским мигрантам в Европе, которые хотели в своё время просто подработать и вернуться домой, глубоко параллельно, как они собираются эту проблему расхлёбывать. Как это параллельно и сегодняшним беженцам и мигрантам с Ближнего Востока. Некоторые из них действительно спасаются, а другие тоже хотят лишь подработать:

«Вы «открытое общество» со свободным перемещением рабочей силы, товаров и капиталов заказывали? Так получите и распишитесь! Со всеми его последствиями…»

Но сегодня я опишу лишь внешнюю сторону проблемы. Итак, Вена.
Беженцы особенно заметны на вокзалах. Там они часами сидят без дела, общаясь со своими соотечественниками и изливая им душу. Именно этим и занимались впервые прибывшие в Европу наши русские нищеброды, на которых нынешние беженцы с Ближнего Востока похожи как две капли воды, даже по выражению лиц.
На западном вокзале (West Bahnhof), откуда уходят поезда на Германию, беженцам помогает благотворительная организация Каритас. Она раздаёт хлеб, воду, дешёвые яблоки и оказывает другую посильную помощь в самых примитивных формах. Рассказывает руководитель привокзального отделения Каритас доктор Филипп Датлер:

Беженцы в основном прибывают из Сирии и Афганистана, некоторые из Сомали, есть немного из Ирана и Пакистана. Есть также граждане Турции, как курды, так и турки. Большинство добирается через Сербию — Хорватию — Словению, некоторые через Болгарию — Румынию — Венгрию, но есть и такие, кто и сегодня проникают сквозь пограничный барьер между Сербией и Венгрией.
Типичный рассказ беженца: бежал от ужасов войны. Часто ли это преувеличено? Я полагаю, что в большинстве случаев их рассказы соответствуют действительности.
Встречаются те, кому требуется медицинская помощь, и мы её оказываем, но это бывает редко, в основном все они здоровы. Санитарное состояние беженцев тоже хорошее. Я согласен с вашим впечатлением, что это скорее городские жители, а не крестьяне.
С нашего вокзала они могут добраться до Германии. Два раза в день для них идут специальные бесплатные поезда, но есть и те, кто предпочитают обычный рейсовый поезд. Они покупают билеты на общих основаниях.
Наша организация, Каритас, существует на благотворительные взносы, без государственного финансирования. Это католическая организация, но я, например, не являюсь католиком. Все мы работаем тут совершенно бесплатно.

Рассказ дополнил один из помощников Датлера, выходец из Афганистана Мирвайс Хамдард, на его груди написано, что он может служить переводчиком с фарси, пушту, русского, польского, английского и немецкого. Наш разговор шёл на русском.

А.С.: Вы хорошо и почти без акцента говорите по-русски…
М.Х.: Зря хвалите мой русский язык, я им владею совсем не так, как раньше, многое позабыл. Учил его в школе в Кабуле, раньше знал отлично. Здесь я уже два десятилетия как обосновался. Работаю в фирме по обустройству территории и вывозке мусора, я специализируюсь на подрезке деревьев. В Каритас работаю волонтёром, чтобы помочь людям и, в частности, своим соотечественникам.
Афганцы сюда добираются вначале через Иран, визы им для этого не надо. Затем надо проехать через Турцию, которая требует визы, но мои соотечественники просачиваются как-то нелегально через границу.
Есть информация, что в числе беженцев граждане Грузии и других стран СНГ, но я с ними не сталкивался, и русский язык, которым я владею, здесь пока не был востребован.

Его рассказ навел меня на грустные мысли. Сейчас в России сетуют, что США работает с местными элитами различных стран, а Россия — нет. А кто виноват, что подготовленный при СССР молодой человек, получивший элитарное русское образование в Афганистане, сегодня занимается уборкой австрийского мусора? Почему Австрия давала афганцам убежище, а в России, которая «кинула» Афганистан, не нашлось места даже для элиты?
Другой вокзал — Центральный (Haupt Bahnhof). Другая организация, немного иной стиль работы, но всё тот же людской поток продолжает свой исход в Европу.
Одна из руководителей, она представилась как Линда Сепульведа (Linda Sepulveda):

До Австрии беженцы добираются почти без денег, если у кого и были, то они потратили их в дороге. Они не любят, когда их фотографируют и избегают попадать в кадр.
Хотя общее число беженцев, прибывающих в Австрию, остаётся приблизительно постоянным, число их по Вене в целом уменьшилось. Посмотрите на карту: они прибывают сейчас со стороны Словении в приграничный с нею город Грац, оттуда их привозят в город Зальцбург, приграничный с Германией, куда они стремятся. Вена находится в стороне от прямого пути. К нам на вокзал сегодня прибывают те, кто добирался не организованным путём, а самостоятельно.
Могу отметить, что если ещё несколько месяцев назад все они стремились исключительно в Германию, сегодня всё чаще они просят убежища у нас, в Австрии.
Границы между Австрией и Германией в рамках ЕС как бы нет, но проблема пересечения этой границы для беженцев, как это ни странно, существует.

А вот рассказ — на русском — выходца из Сирии, он работает переводчиком с арабского для помощи беженцам:

Я работал на стройке на Украине, в Луганске, и русский язык там выучил за несколько месяцев. Хорошо зарабатывал, 700 долларов в месяц. Потом уехал сюда, в Австрию, я здесь живу уже несколько лет. Сейчас помогаю нашим беженцам. Кстати, самый лучший выбор для них — это Швеция, там через пять лет дают гражданство, но мне нравится и здесь, в Австрии.

Александр Сивов

Похожие записи:

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.