БЕЛОСТОК: ОТ РЕВОЛЮЦИИ ДО ЕВРОИНТЕГРАЦИИ

Белосток занимает особое место в истории революционной России. Именно здесь в начале XX века впервые зародились наиболее радикальные формы революционных акций, которые через несколько месяцев начали копироваться в других крупных городах России, в том числе и большевиками.

Белосток, насчитывавший тогда 70 тыс. жителей, в основном евреев, являлся как бы мировой лабораторией террора, который распространился по России и впоследствии перешел в Латинскую Америку через эмигрантов-анархистов, участвовавших в гражданской войне в Испании.

Когда я излагал это в историческом музее Белостока, мне возразили: вы преувеличиваете. Но я остаюсь при своём мнении и продолжаю считать, что восставший Донбасс — лишь праправнук Белостока, давно забывший своего предка.

Именно в Белостоке в июне 1905 г. Стрига, один из лидеров анархистов, впервые выдвинул свою идею временной коммуны. Предстояло захватить город, вооружить массы, выдержать целый ряд сражений с войсками, выгнать их за пределы города.
30 июля 1905 г. в Белостоке началась печально знаменитая бойня, описанная во всех легальных газетах России. Опасаясь вооруженного восстания, власти поставили вокруг города артиллерию и объявили, что, в случае беспорядков он будет бомбардирован, а начале сентября 1905 г. Белосток объявили на военном положении. Тогда революционеры перешли к городской партизанской войне, и с начала 1906 г. террористические акты шли здесь непрерывно. Высшие полицейские чины перестали появляться на улицах. Городовые решительно отказались занимать посты на улице Суражской — революционном центре города.

Каждый вечер солдаты возвращались оттуда с карманами, полными анархических прокламаций.
1, 2 и 3 июня 1906 г. разыгрался мрачный «белостокский погром»; подробности его были хорошо известны всем в России из легальных газет и из дебатов, происходивших по поводу него в Государственной Думе. Погромщики, организованные с целью покарать революционеров, громили дома только богатых евреев. До революционного района на улице Суражской, как свидетельствуют хроники, они так и не добрались. Они знали, что там их ждали не безоружные жертвы, а революционеры-анархисты с бомбами и револьверами.

Имея десятки проходных дворов, выходивших в запутанные рабочие переулки, эта улица надежно прятала преследуемых революционеров от гнавшихся за ними полицейских. Как сегодня Россия читает каждый день о боях на Донбассе, так и тогда все открывали с утра газеты, чтобы узнать, что произошло за вчерашний день на улице Суражской. Я долго ходил в районе этой овеянной легендами улицы, пытаясь почувствовать дух той эпохи. Старался понять, в какие переулки бежали революционеры, спасаясь от полиции. Ностальгия… Но ныне мало что осталось от того времени, во времена Народной демократии старые дома почти полностью снесли, а на их месте возвели новые симпатичные строения.

Польша сегодня
Эта страна является сегодня самым антироссийским государством мира. Если элиты Болгарии, Чехословакии и, не удивляйтесь, Восточной Германии, до сих пор воспринимают произошедшее четверть века назад, как предательство со стороны СССР и как свою национальную катастрофу, то в Польше всё иначе.
Главная тема польских СМИ — как эта страна страдала. От царской России, от большевиков, от Сталина, от своих коммунистов, от немцев, от евреев, от украинцев, от насаждения русского православия.
Пресса воет, как Польше было плохо, какая она была «жертва». Цифры преувеличены, факты искажены, всё, что не вписывается в официальную схему, замалчивается. Памятники времён Народной демократии снесены или профанированы. Я видел могилы погибших советских воинов со штырьками от вырванных из могильных плит красных звёзд, раздражавших «панов». На что нет решения о сносе, взрывают по ночам динамитом. Памятник в Гданьске советскому солдату, насилующему беременную польку, — лишь самый известный из сотен, а может тысяч подобных «шедевров». Похоже, что в каждом городке есть свои памятники и мемориалы, где авторы изощряются в изуверстве и болезненной фантазии.

Белосток сегодня
Со вступлением в ЕС страшный экономический кризис ещё более усилился и перешёл в тотальный промышленный крах. Все исторические текстильные производства, созданные здесь ещё в XIX веке при Российской империи, процветавшие в довоенной Польше, расширенные при Народной демократии, сегодня закрыты. Это были не естественные, а искусственно вызванные банкротства — немецким супермаркетам приглянулись старинные здания фабрик.
Промышленности нет вообще. Сельское хозяйство пока ещё отчасти функционирует, но большая часть мужчин в Западной Европе, считается, что они там как бы «работают». И то, что правдами или неправдами имеют на своих халтурах, они тратят, приезжая домой. Вот и вся нехитрая здешняя экономика.

Батька Лукашенко забыл про своих детей
Поражает пассивность дипломатии, былой советской и нынешней российской и белорусской. Белоруссия под Лукашенко ликвидировала существовавшую при СССР возможность получения местными русскими и белорусами бесплатного образования в Гродно, Бресте и Минске. Визовая система Белоруссии жесткая, пересечение границы опутано множеством ограничений, хотя белорусские мешочники ездят в Польшу без проблем.
Никакой финансовой или иной помощи соотечественникам нет, интереса к проживающим в Польше русским и белорусам тоже. Хотя многие из них с радостью согласились бы поработать в качестве мигрантов на предприятиях Белоруссии, испытывающих нехватку рабочих рук, но это невозможно. Ни о каких белорусских инвестициях в производство для белорусов по польскую сторону границы никто не слышал.

О будущем
Возможно ли, чтобы при возникновении в Польше политического кризиса, регион Белостокщины превратился во второй русский Донбасс? Мне заявили: «Это невозможно!» Но у меня особое мнение: столь дикое государство, как нынешняя Польша, долго жить не будет. Государство, которое вспухло от пожирающей её изнутри ненависти ко всем, обречено на исчезновение, можно спорить только о сроках и формах.
Польша в её нынешнем жутком состоянии кризиса — политического, социального и экономического — представляет собой пороховую бочку, к которой сегодня просто некому поднести запал. Так что вопрос о русском Белостоке — при всей частичной ассимиляции местного населения — ещё далеко не закрыт.

Александр Сивов

Похожие записи:

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.