АГЕНТСТВО ЭКСТРЕМАЛЬНЫХ ЗАКУПОК

Наверное, так происходит в любом деле. Начиная, не знаешь, в какие дебри оно тебя может затянуть. Подумать, год назад я и понятия не имел, что стоит за такими словами как «логистика», «куб», «снаряга», «артикул», «коридор», «ноль»… Очень быстро эти слова обросли формой, весом, цветом и, кажется, вкусом. Шершавый на ощупь Куб имеет жёлто-серый цвет картона, смешанный запах лекарств, грубой кожи, мыла и нафталина. В удлинённый двухтонник может влезть до двенадцати таких, но, как правило, выходит меньше из-за специфики груза.

Если бы не Буржуй, мы бы ещё долго оставались любителями, набивая потихоньку шишки, и с ними набираясь опыта. С его приходом в нашу странную команду развитие пошло бурно и осмысленно. Щепетильный в вопросах ценообразования, Дима разбирал целые цепочки товаров, откидывая посредников и доходя до источника, договаривался напрямую, причем неизменно выбивал скидки. Чтобы взять партию груза N, он мог потратить целый день, колеся за пределами области, договариваясь, выбирая, придираясь, запихивая тюки и коробки в неприспособленную для такого обращения легковушку волонтёра. Абстрактные запросы товарищей с фронта, к примеру: 90 пар берцев, 5 ножей, 10 разгрузок — вызывали у него возмущение. Перерывая десятки моделей, он находил оптимальные по соотношению цены и качества и согласовывал каждую позицию, затем трепетно ждал отзывов от бойцов. Как правило, отзывы были хорошие, в результате чего весомая доля закупаемого стала «буржуйской». Минимальная же собственная ошибка могла надолго выбить его из колеи.

Как-то в начале осени нам была поставлена задача обеспечить отправку десятка наименований снаряги количеством на взвод, срок — четверо суток. При этом деньги на закупку отсутствовали, где закупать большую часть снаряги мы попросту не знали, поскольку с ней работать не доводилось. Не было и конкретных моделей. Мы понимали, что задача нереальная, тем не менее, взялись за исполнение приказа, от его выполнения серьёзно зависели позиции Организации в Новороссии.

Собранные, выскребенные и выкачанные откуда-то деньги сразу кидались в дело, интернет взрывался от запросов, телефоны от звонков. Оперативные планы строились на ходу. Что-то обваливалось и тут же перекраивалось. После одной закупки надо было мчать за деньгами, которые появлялись только к определённому времени, ехать к «свитерному мужику», после чего перехватывать деньги в другом месте, чтобы расплатиться за шапки на «Садоводе». Но это «по мелочи», главное закупалось далеко за городом, куда попасть вовремя, чтобы успеть вечером сделать ещё что-то, было попросту не на чем. Здесь каким-то чудом нас выручила пара волонтеров с машинами. Свои небольшие личные сбережения мы не считали, добавляя по необходимости и занимая, но это не решало проблем. По итогам дня выстраивались планы на завтрашние закупки, где были сплошные неизвестные. При этом связь в Луганске, перманентно заваливаемая укровойсками, по большей части отсутствовала, мы бегали на нервах и ждали сеанса, нужно было постоянно что-то согласовывать…

На исходе третьих суток последний груз занесли в штаб. Всего-то небольшая пересортица, нужного количества горок необходимого роста и размера на оптовом складе не оказалось. Первая часть задачи была решена. Теперь надо было всё запаковать, подписать, составить опись и сделать фото для отчета, а, главное, найти подходящий транспорт. Наш обычный «ездовой» то ли прихворал, то ли решил профилонить, сославшись на поломку машины. Час времени и киловатт нервов ушёл на поиск водителя. Далее оставался только вариант аренды. Буржуй и ещё пара человек перерыли все сайты в поисках подходящего транспорта, пока другие занимались подготовкой груза к отправке. И снова нерабочее время…

На следующий день выяснилось, что среди четырёх отобранных фирм с единственно подходящими «Ларгусами», сдаётся он только в одной, причём будет только в 16:00. Но водитель, явно не въезжающий в серьёзность задачи и заехавший к нашим за деньгами на аренду авто на полтора часа позже этого срока, забыл дома паспорт. Теперь он успевал только к окончанию рабочего дня! Нервы едва не лопались. Не знаю, что он сделал, но к одиннадцати, под облегченный мат, он подъехал к штабу.

Сложно передать ощущения, когда забитое под завязку авто тронулось на юг. Что точно могу сказать, все были счастливы. Так появилось «Агентство экстремальных закупок».

Далее всё шло легче. С каждой закупкой росло число контактов, на нас самих выходили нужные люди, во многом благодаря Буржую наша снаряга стала и качественной, и самой дешёвой среди российских «гуманитарщиков». Сравнивая наши закупочные цены с ценами в отчетах самых крутых «конкурентов», мы довольно ухмылялись. Наладилась связь с Донбассом, улучшилась координация, наши замечания были учтены. Сложилась профессиональная команда, из которой выросла Служба тыла Интербригад.

Были попытки и оспорить наш профессионализм, когда благотворители решили закупиться по нашему списку сами. Из всей нехитрой снаряги: берцев, горок, пенок, поджопников, спальников, у них получилось закупить только часть одной позиции. Остальное же было непригодным: поджопники и пенки оказались туристическими — всех цветов радуги, берцы, хотя внешне напоминающие «наши», носить было невозможно, горки — странных расцветок и без штанов. Что ж, есть задачи, которые под силу только Организации.

Свою последнюю закупку Буржуй закончил за день до смерти. Без его гиперответственности и дисциплины наша команда никогда не будет полной, эту брешь не заполнит ничто. Но то, что он сделал, чему научил и что показал, остается с нами. Так что спи спокойно, товарищ. Мы сделаем то, что не успел сделать ты, и пойдём ещё дальше.

Паяльник

Похожие записи: